search Поиск Вход
, , 3 мин. на чтение

Подслушано в Москве: о чем вы говорили на этой неделе

, , 3 мин. на чтение
Подслушано в Москве: о чем вы говорили на этой неделе

Мама с сыном в парке:

— Чего ты не пошел играть с тем мальчиком? У него мячик есть. Чего ты вернулся?
— Да ну, его Альфред зовут…

*

— Сидела в интернете, а там эти заголовки из «Яндекс.Дзена» про Андрея Губина, знаешь? На которые стыдно нажать. В итоге посмотрела на ютубе весь его концерт. Могу сказать, что после такого вот Андрея Губина у меня наступила стадия принятия. То есть с психотерапевтом не наступала, а тут наступила.

*

— Да просто он оказался полицейским из отдела особо тяжких преступлений. Интересуется, почему мои посты становятся все мрачнее и тяжелее и все ли у меня в порядке.

*

— У меня есть друг Паша. У него есть машина. Но, правда, еще биполярка…

*

— Его не любят в этой компании. Там вообще не любят умных. А он еще такого плана, знаешь, в свой отпуск поехал на велике до Парижа. Кино артхаусное любит. На гитаре играет.
— Ой, знаю, да. Навсегда одинокий. Без шансов.
— Ага. С братом живет.
— Ой, ну понятно, короче.

*

— Она мне звонит, говорит: «Привет», я ей говорю: «Привет». Она мне опять про какие-то там сережки купить. Я ей говорю: «Ребенку три года, какие сережки?» Она мне говорит: «Да не для Карины сережки, а для Анны Леонидовны», — ну свекровь. «А ей зачем? — говорю. — Она же дома сидит, никуда не ходит, только в поликлинику». А она мне знаешь что? Довод такой: «Ну и пусть не ходит, а то ей уже столько лет, а у нее даже золота нет».

*

— Наденьте, пожалуйста, маску! Без маски мы не обслуживаем!
— Девушка, пока мы с вами препираемся, люди умирают! Давайте быстренько.

*

— Я звоню на работу ему и спрашиваю у секретарши типа: «Соедините с Федором Михайловичем». А она мне говорит: «Он по средам не работает». А сегодня вторник. Я говорю ей: «Сегодня вторник». А она: «Ой, точно. Сейчас соединю». Надеюсь, что она с клиентами так же не разговаривает.

*

— Сколько лет-то этим девчонкам, что они пиво-то пьют?
— Да не знаю, лет двадцать.
— Ну конечно! Они сейчас в 13 уже все выглядят на 25! А потом в 30 вдруг начинают ничего не есть и в йогу.

*

— Лето, ну что лето? Прое***л лето. Но гораздо страшнее же, что я всю жизнь прое***л, а не именно лето 2020 года, понимаешь? Это более страшное осознание.

*

— Просто она была экономистом, а потом стала каким-то тарологом. Но тарологом ей больше идет быть. У нее хотя бы какая-то креативность проснулась, а то просто в костюме сером каком-то ходила.

*

— Нет, допустим, что он ее любил когда-то, но потом она разжирела и стала ленивой.
— Сама виновата.
— Ну вот, а феминистки говорят, что не сама, получается.

*

— Я вообще не знаю, зачем люди идут до сих пор в институты. Какой-нибудь блогер сраный получает сотку, а ты пять лет учишься, чтобы 45 получать. В чем смысл?

*

— На карантине жрала, как не в себя, а сейчас даже не хочется, хотя веранды такие красивые. Но я как вспомню, как я каждый день по три часа в спортзале наяривала, от вида еды прямо вообще тошнит уже.

*

В кинотеатре:

— Слава богу, зал не полный. Хоть не будет никто дышать с разных сторон.
— Так ты говорила, что скучаешь по толпе. По людям.
— В метро два раза скаталась, и отпустило меня.