search Поиск Вход
, , 3 мин. на чтение

Подслушано в Москве: о чем вы говорили на этой неделе

, , 3 мин. на чтение
Подслушано в Москве: о чем вы говорили на этой неделе

— Женщины, они к богу как-то ближе. Но в последнее время они это поняли и вот тебе пожалуйста — эмансипация!

— Сели на террасе. Ей жарко. Солнце. Пересели, она сказала, что ей прохладно. Пошел спросить плед. Принес. Опять жарко. Плед упал. Кофе остыл. Короче, я не зря социопат.

— Она работает с утра до вечера, а денег у нее всегда нет. Все время какие-то кредиты. Зачем? На миксер, на печку. Ну что твоя жизнь без миксера пропадет, что ли?

— Нет, Рома хороший, но он слишком интеллигентный для этого мира, понимаешь?

— А у нас в парке уже пляж. Лежат.
— У нас тоже. И купаются.
— В луже этой вашей?
— Да, с видом на ЛЭП.

— У него просто всегда все не очень в тему.
— Например?
— Например, мы сидим на даче, шашлык едим, а он рассказывает про бычий цепень.

— Ходили на современный балет.
— Что это значит?
— Музыка с использованием секс-игрушек.
— Понятно. Вся остальная музыка уже надоела, да?

— Тоже вот, современные технологии должны помогать, но вот скажи мне, как выбрать стиральную машину? У меня просто депрессия началась, пока я смотрела этот е**чий каталог!

— Он купил себе электронную читалку, чтоб читать там свое фэнтези.
— Так хорошо же!
— Конечно! Слава богу, теперь хоть кто в гости приходит, не видит весь этот книжный позор в стеллаже. «Власть луны» или что там у него.

Бабушки на лавочке:

Мы просто вчетвером остались нашего возраста. Все остальные умерли. Одна вот здесь живет, одна вот в этой квартире. Еще в том доме одна. Когда дождь, то мы под козырьком стоим, а так — на этой лавочке. Мы вообще с трех часов тут сидим.

— У меня коллега новая из Уганды. На тренинге вместе сидели. В перерыве показывали друг другу панорамы наших районов. Она мне в Кампале, а я ей на Рязанском проспекте.
— Ну и где лучше?
— Пока не поняла. Там примерно так же страшно, только пальмы хотя бы есть.

— Не очень понимаю, почему кофе везде в России стоит 40 рублей, а в Москве — 100 и даже 300.
— Налог на престиж.

— Молиться надо так, чтобы твоя душа была открыта. А по ней видно, что думает о своих проблемах — как ей коляску в подъезд затащить. Так Господь не входит в людей! Надо от этого ограждаться.

— Он очень эмоциональный. Не подходит это для нашей работы. У него гайка не крутится, а он берет ключ и давай мутузить по трубе в ярости. Глаза красные. Неадекватный какой-то.
— Главное, чтобы вместо трубы твоя голова не была.

— Жить в Москве весело потому, что тебе всегда на все не хватает! А еще, знаешь, тут всегда все надо п**дец как. Я вот жил когда в Вологде, то мне там ничего не надо было. Там все как бы одинаковое всегда. Смысла нет никакого даже что-то хотеть.

Иллюстрация: Натали-Кейт Пангилинан