search Поиск Вход
, , 3 мин. на чтение

Подслушано в Москве: о чем вы говорили на этой неделе

, , 3 мин. на чтение
Подслушано в Москве: о чем вы говорили на этой неделе

— Мы отъехали, я говорю, 350 км от Москвы, а там помидоры по 30 рублей.
— Да ну?
— Арбуз я взяла за 100 рублей.
— За 100?
— Да, арбуз.
— Расскажи это Дорогомиловскому рынку.

— У нас просто как лето, так ремонт. И вот он начинается, и до конца осени. А я говорю ему: «Дима, даже Крымский мост построили за три года, а мы однушку нашу пять лет ремонтируем!»

На пляже:

Иди тоже голову помой, я шампунь взяла.
— Да не знаю.
— Че не знаю?
— Попозже чуть-чуть, когда народу будет поменьше.

Две бабушки у магазина:

 — Мне Рита завела телеграм, и я теперь читаю там новости. Подписываюсь на кого хочу. А вотсап этот твой, знаешь, тоже, вчерашний день.

— Он строил эти горки в Битцевском парке, чтобы через них на велосипеде прыгать, экстрим, а смотритель за парком приходил с лошадью и их сносил, он злился и строил снова, а тот снова сносил — с помощью лошади, конечно. И вот он прыгнул как-то, когда достроил — и не приземлился. То есть тело приземлилось, а душа — нет. Сердечный приступ.

— Еще ей нравятся сериалы про маньяков. Другие не нравятся. Только про убийц и маньяков. А, ну и про психов каких-нибудь. Ну тоже, знаешь, мелочь, а стоит задуматься, наверное.

— Ребенку шесть лет, а его папа решил сменить пол. При полном макияже пришел домой. И ребенок не мог говорить, он испугался. Не мог говорить со своим папой. Расстроился. А воспитания там нет никакого. Так что никто не мог ничего сделать.

Две девочки-подростка во дворе:

Лен, пойдем со мной мимо Егора пройдем?
— Заколебала. Не пойду.
— Лен, ну пожалуйста! Один раз!
— Бесит твой Егор.
— Ну Лен! Последний!
— Нет!
— Последний раз пройдем мимо, ну сходи со мной! Пожалуйста!
— Бесит Егор твой. И ты бесишь уже. Иди сама ходи мимо него. Давно бы уже в друзья добавила и написала бы сама!

— Присылает мне фотографии своих дачных цветов. А они мне зачем? Я что, похож на счастливого фермера?

— Искали квартиру, приходим смотреть в Отрадном, а она убитая такая. Сорокет просит. А за что? За что сорокет? За то, что подо мной унитаз развалится?

— Я вообще маску из глины больше не делаю, у меня от нее какие-то точки пошли.
— А из чего делаешь?
— Да не из ничего. Лень. Все равно в масках все ходим.

— У нее еще муж такой малопонятный. Двухметровый, а занимается каким-то сетевым маркетингом.

— Не очень понятно, куда все друзья делись. Половина у психотерапевтов сидит, а вторая — с детьми. Такое ощущение, что я вообще один такой остался здоровый и свободный.

— Написала Андрею, в какой они отель ездили. А он мне говорит: «Ты только там в бассейне не писай, а то у него сразу цвет меняется и все увидят». А я что, похожа на женщину, которая везде ссыт?

— Она мне говорит: «Люблю читать!» А сама читает эти вот книжки по психологии, как стать успешным. Ну это же мусор, понимаешь? Это не книги. Это не литература. Я же спрашиваю именно про чтение, а не про запудривание мозгов. Заработай свой миллион на ресничках.

— Секс уже не очень модная штука просто. Никого этим не удивишь.
— Как грустно жить в России…

Иллюстрация: Натали-Кейт Пангилинан