search Поиск Вход
, , 3 мин. на чтение

Подслушано в Москве: о чем вы говорили на этой неделе

, , 3 мин. на чтение
Подслушано в Москве: о чем вы говорили на этой неделе

— Астрология — это тебе не бирюльки, понимаешь? Это серьезные доказательства, почему у тебя что-то не получается. Им можно либо верить, либо нет. Тут вопрос веры просто.

— Она вышла гулять со своим мопсом. Его зовут Тод. И он гуляет в комбинезоне желтом таком. А у нее куртка голубая. И она мне пишет: «Как думаешь, меня оштрафуют за дискредитацию или экстремизм, пока я дерьмо за собакой убираю, или пойти переодеться?»

— Сейчас придет Таня, будет рассказывать про свою психотерапию. Слава богу, в мире появилась психотерапия, а то Таня так бы и рассказывала, как она с Сашей рассталась в 2015-м.

— Я решила записаться на курсы итальянского.
— Зачем? Это же теперь будет вообще мертвый язык. Ты бы еще на курсы украинского записалась!

— Он мне хамил, и я его просто заблокировала.
— Везде заблокировала?
— Нет, только в вотсапе, дала шанс.

— Она закончила прям перед пандемией курсы сомелье. Но она не стала сомелье. Потому что за 70 тысяч рублей она научилась только отличать белое вино от красного по цвету.

— Они понятия не имеют, кто такой Спартак, который воевал за права рабов. Они не знают, кто такой Мартин Лютер Кинг. Они не понимают вообще эволюцию свободы в разных странах. Максимум — они знают Немцова. И все.

— А я подумала, что просто встану на биржу труда. Ну а что такого? Мне там тысяч десять будут платить. Почему бы и нет? Многим стыдно, а мне не стыдно. Помидоры видела сколько стоят?
— За помидорами я уже не слежу.

— Екатерина Шульман (признана в России иноагентом. — «Москвич Mag») на меня успокоительно действует. И еще светлое нефильтрованное. Но сейчас у меня что-то стало уже с похмельем. Возраст. Я даже с двух бокалов безалкогольного напиваюсь.

— Просто я человек творческий и неординарный, а она продает какие-то детали для кухонных комбайнов.

— Получается, что они тогда замутили, но как-то несерьезно. Потом она вышла замуж, а он женился. И теперь вот они встретились снова. И снова любовь. Она развелась, он развелся. У каждого по бывшему и по ребенку. По итогу что? По итогу надо было тогда еще закрыть гештальт, а не ждать десять лет.

— Там сад получается 30 тысяч за три дня в неделю. Есть группа для трехлеток. Все говорят по-английски. Ну и Катя начала. Бай-бай, хай. Еще что-то там. По-английски только. По-русски вообще не говорит.
— А у вас дома кто-нибудь говорит по-английски?
— Нет, не говорит вообще! Вот будем учиться. За 30 тысяч в неделю.

— Он сначала работал риелтором, потом таксистом, теперь он компьютерный мастер. Такая вот карьера разнообразная. И на каждый период жизни у него соответствующая аватарка. То он в костюме, то в свитере, то он в подвале каком-то сидит с телефонами старыми.

— Лысина — это ничего. У меня и отец лысый был, и дедушка. Прожили как-то же. И женились даже.

— У нее просто такое лицо, как будто перед тобой стоит Хавьер Бардем. Только он очень не выспался.

Девочки лет пятнадцати в очереди в МАММ, разглядывая афишу выставки:

—А что такое «биеннале»?
—Может, это автор?

Иллюстрация: Натали-Кейт Пангилинан

Подписаться: