search Поиск Вход
, , 4 мин. на чтение

Подслушано в Москве: о чем вы говорили на этой неделе

, , 4 мин. на чтение
Подслушано в Москве: о чем вы говорили на этой неделе

— Она сидит и реально ищет рецепты на сайте. И мне кидает. Знаешь что? Такой там был салат. Типа смешать горох консервированный, шпроты и майонез. Креативно, да? Тысяча просмотров там было. То есть она не одна, кто смотрит такие рецепты.
— Кто-то по ним готовит же, наверное. Не просто же так чисто глянуть.

— Просто в Америке вот был негр президент и посмотри, как все изменилось. Все просто покатилось вниз! Почему? Потому что надо было думать, кого ты выбираешь!

— Да я не знаю просто, как жить дальше. Эта неопределенность убивает. Когда все это кончится? За что хвататься вообще?
— Ты то же самое говорила пять лет назад.
— Ну теперь я точно не знаю, как жить дальше, а тогда у меня еще были какие-то задумки!

Пьяный мужчина пристает к женщине в магазине:

— Просто вы мне пиво если купите, то я сразу воспряну!
— Что-то не очень верится.
— Красотулечка, я выпью и понесу тебя на руках до дома. Милая моя, да я тебе сумки донесу!
— Спасибо, я сама донесу.
— А вот вы, женщины, ведь не даете мужчинам за вами ухаживать! Сами не даете, отвергаете! А потом говорите, что на вас не смотрят!

Мужчина по телефону:

— Входишь в здание, идешь по коридору налево. Потом получается раз — дверь, два — дверь, третья дверь тебе нужна. Зайдешь, в приемной сидит тетка. Говоришь ей, что ты к Шуляку. Заходишь в кабинет, там три стола. У окна сидит муд*ло в очках — тебе к нему.

— Мы сейчас тогда пойдем тут в одно место, там очень вкусно.
— Это опять из разряда сырник с укропом за 600 рублей?

— Что я непонятно объясняю? Возьми письмо Заечкина, вставь туда Марикова и отправь на почту Лене Валерьевой. Да. Напиши только, что это для отдела снабжения.

— Самое безумное, что с ней случалось — это поездка с «Алма-Атинской» в парк «Коломенское» в 2008 году (станция «Алма-Атинская» открылась в декабре 2012 года. — «Москвич Mag»).

Девушка по телефону:

— Да я не знаю, неохота на тренировку идти. Я что-то так устала сегодня. Вообще сил нет. Ну хотя, может, у меня к Мытищам второе дыхание откроется.

— Даже не знаю, куда их всех везти на тимбилдинг. Я просто компанию зарегистрировала в сентябре, получается. Как раз десять лет уже.
— А что они любят вообще? Чем занимаются в свободное время?
— Ну так скажем, чтобы никого не обидеть: им всем почти за сорок, иу них у всех сильный уклон в рыбалку.

Мужчина выходит из бывшего «Макдоналдса», теперь «Вкусно — и точка»:

— Короче: «Биг Мака» нет! «Биг Тейсти» нет! Туалет работает, да!

— Я ее уволил, потому что она просто спала за рабочим столом. Ну вот могла заснуть в течение дня. В прошлый раз пришел читатель из компьютерного зала и говорит: «А можно что-нибудь сделать, чтобы ваш библиотекарь так сильно не храпел, а то меня это отвлекает?»

Две бабушки в парке:

— У него дома на кухне вообще нет ни одной кастрюли. Ну вот где готовить? Ну как такое вообще может быть? Ты же человек, ты мужчина, а не это самое. Как понять, нет кастрюли? А зачем тебе кухня тогда?

— Да не важно, как ты сделаешь. Наплевать, понимаешь? Отчет есть и все. Типа все ок. Всех бесит работать просто, а ты как бы добавляешь им еще работы. Ну вот такой у нас отдел.
— Да что отдел? Страна такая!

— Я не могу просто жить с мужчиной, который утром ест гарнир, который все люди на обед едят. У меня ощущение, что он меня разорит!

— Она учит меня жизни. У нее у самой она не сложилась, и она на мне отрывается. Я это все понимаю, с одной стороны. А с другой стороны, знаешь, если она может прочитать про умственную отсталость и говорить мне, что у меня она есть, то можно прочитать и про свои психические расстройства.
— Ну это наши родители. Что теперь поделать?
— Лечиться!

Иллюстрация: Натали-Кейт Пангилинан

Подписаться: