search Поиск Вход
, , 4 мин. на чтение

Подслушано в Москве: о чем вы говорили на этой неделе

, , 4 мин. на чтение
Подслушано в Москве: о чем вы говорили на этой неделе

Две девушки на пешеходном переходе:

— Ну и скажи мне, что это? (Проверяет бицепсы.)
— Желе?
— Я и говорю. Никакой надежды.

В Крылатском:

— Надо нам съездить будет погулять на Красную площадь. Там знаешь сколько всего? Мы в прошлом году были: я, Соня и Паша. Очень понравилось!

— Она тупая. Ну вот, например, я ей пишу: «Мы там были». Она мне: «Нет, не были». Ну ок, пошли в этот бар, приходим, а она говорит: «Маш, так мы здесь были уже!» Ну я так и написала, да? Я как-то по-другому написала? И так со всем. Например, я говорю: «Саша работает в департаменте качества». Она: «Нет». Проходит три месяца, и она мне пишет: «Прикинь, а Саша работает в департаменте качества!» Ну я знаю! Я знаю!

Девушка в телефон:

— Я тебе говорю: я сейчас провела полчаса в «Копирке» этой сраной, там все сверстано пи**ец на пи**еце. Все съехало! Это просто на помойку все. Иду как дебилка с этой стопкой. Куда мне ее теперь? Какие черновики? Ну какие черновики? Вы там всё с поломанными руками делаете, что ли?

— Ему неприятно, что пришла эта тридцатилетняя, грубо говоря, и вот она начальник теперь, а он тут восемь лет просидел. Ну то есть он думает, что это все за выслугу лет дают. За то, что ты жопой стул сидишь греешь.

Мальчик с мамой в метро:

— Мигает.
— Мигает.
— Теперь красное.
— Да, теперь красное.
— Не баловаться.
— Правильно. Не надо баловаться.
— Не баловаться (грустнеет). Хочется баловаться (плачет), очень хочется!

— Тут ядерная война скоро, понимаешь? Я на нервяке. Все летит к чертям. А у Нины Сергеевны свой мир, понимаешь, она мне все пишет: «Алексей, мне какие ручки заказать в “Комусе”?», «Алексей, не знаете, цветок кто-то поливал в переговорке?»

— У него всегда недовольное лицо. Лицо, которое как бы говорит: «Меня долго били, но я выжил». И с таким лицом он хочет что-то продать.
— Ну это только если устроиться в БДСМ-магазин какой-то, наверное…

— Я в кино перестал ходить. А то это все выглядит уже как Мавзолей. Пришел, посмотрел, вдохнул запах старины и заплатил за это еще.
— Так в Мавзолей бесплатный вход вроде.
— О, серьезно? Сходить, что ли, тогда.

— Она вышла замуж и помешалась на пластике. Ну муж позволяет, видимо. К ней на страничку зайдешь, а там репосты из всяких групп. Типа скидка 20% на ринопластику. И ей не страшно почему-то. А я сижу, и у меня пальцы потеют — операция на сиськи за подписку в группу.

— Она коуч вроде, но ни разу не пришла вовремя на встречу. Ни разу. Это профессионализм? Или что? Ну хотя бы сделай вид, что ты тот, кто ты есть.
— Да зачем делать вид? Ты же уже заплатила ей.

— А мы пришли в парк Горького в жару, а там просто нет места, где сесть. Нет свободной травы.
— Совсем?
— Совсем, да. Пора включать им какое-то бронирование уже на такой летний период.

— У него мухи дома летают. Вообще невозможно спать. Цветы еще эти из горшков прорастают. Корни торчат прям. И кошка сидит и не двигается. Старая она. Такой настоящий сюр.
— А чего он липучку не повесит от мух?
— Говорит, что это неэстетично. А как в фильме ужасов спать — это эстетично, видимо.

Двое мужчин в баре:

— Знаешь такого блогера Даню Милохина?
— Нет. А что?
— Квартиру купил в двадцать лет. (Молчат.)
— Че, перейдем на шотики тогда уже?

— У меня вопросы приземленные. У меня вопросы простые. Я чисто не понимаю, где мне через год можно будет в России купить колготки и бюстгальтер, но так, чтобы было не стыдно раздеваться?

— Он ее не любит, но просто типа пусть будет, пока что-то получше не найдет.
— Ой, ну это такая стратегия, знаешь, у меня так отец с мамой 15 лет прожили.

— Я в ванне лежу по вечерам. Очень спасает от стресса.
— А от квиточков ЖКХ тебя что спасает?

Иллюстрация: Натали-Кейт Пангилинан

Подписаться: