search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Подслушано в Москве: о чем вы говорили на ВДНХ

, 3 мин. на чтение
Подслушано в Москве: о чем вы говорили на ВДНХ

Около Политеха:

— Да у нее ума, как у кошки нашей. И поведение такое же. На диван ляжет, а корм ты ей сам носи!



У павильона «Электрификация»:

— Он повесил тогда грушу дома. Я на него наору. А он потом в комнату идет и оттуда бах-баааах-бах. Ну я тоже, пока его не было, стала к ней прикладываться. И после мамы его тоже хорошо. Такая разрядочка, знаешь. Она нас, в общем-то, спасла.

У павильона «Нефтяная промышленность»:

— Да я вообще думаю квартиру сдать, а сам пост напишу, что Путин плохой, и поеду на 15 суток в изолятор.

Две девушки у Мичуринского сада:

— Понимаешь, у нее приоритеты в жизни странные. Пойти в музей сходить или в зал — это нет, а вот съездить из Лианозово своего в Беляево на ногти в субботу к 11 часам утра — это пожалуйста.
— А че там у нее, маникюра нет, что ли?
— Нет, маникюр — он только в Беляево.

В кафе:

— Да я уже жду, когда они у меня на дачу уедут. Мне уже этот школьный чатик снится просто! Господи, какие у нас родители счастливые были. Дневник подписали. На собрание сходили, по жопе надавали и все. Свободен. А тут попробуй только скажи, что тебе похер на олимпиады с экскурсиями. И на какие-то там костюмы гномов — там эти мамашки до Первого канала дойдут!

Около лодочной станции:

— А Никита у нас шаурму теперь не ест, худеет.
— Да ладно?!
— Да, и даже два раза сходил на пробежку в парк.
— И как? Ой, ну, судя по вот этой фотке в инстаграме, он сам еще в шоке.

Две женщины преклонного возраста на лавочке:

— И у него где-то к третьему ребенку резко проснулась тяга к футболу. И все. И поехало. А потом он ушел к какой-то кассирше.

Компания молодых людей с зелеными волосами:

— Просто понятно, что Билан — гей, и все эти мужики — они тоже все геи. И я вообще не знаю, для кого все это пишут в СМИ.
— А Тимати?
— Ну а будет нормальный молодой мужик петь со старым пердуном-грузином?

Два роллера переодеваются:

— Да они с этим пацаном в общаге жили вместе. Он вроде сначала нормально учился, а потом перестал в универ ходить. Все время спал. Думали все, что он заболел. А он потом взял и в окно выпрыгнул. Его дворничиха заметила утром. Он там всю ночь пролежал. Во дворе. Там такой палисадник.
— Вот те и высшее образование.

Около палатки с едой:

— Кофе тут, конечно…  У нас в Китае дешевле даже.
— Это ты еще не видела, сколько парковка теперь.

Две молодые мамы с колясками:

— И она, короче, все. Кровь сходила почистить. Потом кишечник. Потом лимфу. Эту воду пью. В эту добавляю витамины. Эту отстаиваю для готовки. На кухне у нее стоят кастрюли — она там вымачивает крупы какие-то. 25 лет ей. Ну какая тут личная жизнь? ЗОЖ мозга.
— Да ладно! Найдет себе какого-нибудь остеопата или вагинального массажиста. Сейчас знаешь сколько долбанутых?

На главной аллее:

— Мне мама сказала до 18 часов домой не приходить.
— Че это?
— У нее там ученик какой-то по математике. Ботан. Типа чтоб я на него не влиял.

Около конюшни:

Тоже она у них занимается конным спортом. Сама вот такуся ростом, но вот залазит как-то там на ихние лошади. Хотя, конечно, лучше бы машину ей водить. Надо быть более прагматичным, конечно, сейчас. В Москве живем.

По дороге к метро «ВДНХ»:

Ты где стоишь? Что видишь? А-а-а. А ракета там взлетает? Видишь ракету? Ну ты покрутись! А гостиницу видишь такую, как бы вогнутую? Нет, я не прикалываюсь! Ладно, стой, сейчас сам уже подойду к метро.