search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Подслушано в Москве: о чем вы говорили на выставке «Щукин. Биография коллекции» в Пушкинском музее

, 3 мин. на чтение
Подслушано в Москве: о чем вы говорили на выставке «Щукин. Биография коллекции» в Пушкинском музее

В очереди на вход:

— Бабушку тоже свозили. И еще сто свечек поставили за Малинина. Ну ему вроде помогает. Да. В Пушкинском я. Да, очередь — у-у-у. Тебе фотографию показать? (Фотографирует, отсылает.) Да, много молодых. Да, тебя ждут, конечно, старого и с гипертонией. Приедешь и сходим тоже.

— Тоже, бл… , работаешь, работаешь за свое это копье. Прям никаких надежд вообще. Лучше уж реально пойти и вон к Ленину лечь. Как в этом перформансе.
— Да ну к Ленину. К Ленину — тебе там не понравится. Лучше к другому кому.

— Так, ну давайте я вас сфотографирую. Давайте на фоне роз.
— Зачем на фоне роз? На фоне очереди давай. Чтоб Коле показать, на какие мы подвиги способны!

В кассе:

— Пропустите, пожалуйста, мне билет поменять. Не отпечаталось что-то там в электронном билете. Меня сюда послали.
— Я не пропущу. Спросите, может быть, кто-то еще пропустит. Я не пропущу.

У картины «Танец» Анри Матисса:

— А Катя чего не пошла?
— А я ей позвонила, она сказала, что до двух часов сценарий писала. Не пойдет.
— А что за сценарий?
— Да свой. «Свадебный выкуп».

— Тоже такие они были простые, конечно, все…  Извините, ваши картины не принимают. Не очень любят, да? Попробуй сейчас так дизайнеру напиши…

У «Автопортрета» Поля Гогена:

— Просто алкаш. Даже здесь нос красный и все.
— Тебе после Сашки так все кажутся. Ну что ты ищешь все какие-то характерные его черты?

У картины «Сосна. Сен-Тропе (Сосна Берто)» Поля Синьяка:

— А на меня все такие цвета ужасно действуют. Я сразу есть хочу.
— Так это дальше еще голландские натюрморты, наверное, пойдут.

У картины «Чайки. Река Темза в Лондоне. Здание парламента» Клода Моне:

— Невероятно, конечно!
— Невероятно ужасно развешено. Просто руки оторвать.

У «Обнаженной» Огюста Ренуара:

— Не обнаженная, а жирная обнаженная.
— Ну, кстати, я вот когда весила 65, я как-то так себя не показывала. И визуально меньше весила. Я когда похудела, то Денис даже не заметил.

У картины «Любительница абсента» Пабло Пикассо:

— Я тебе клянусь, я как-то на Казанском вокзале вот видела точно такую же женщину. Она реально была даже синяя от водки!

У картины «Вид Коллиура» Анри Матисса:

— У меня мой такое по вечерам фломастерами рисует…

У картины «Пьеро и Арлекин» Поля Сезанна:

— Валь, давай сюда. Так, в красном, насколько помню, сын Сезанна. Но, может, я и путаю. Может, у Сезанна и не было сына…
— У Дали точно детей не было.
— О, это я пока еще помню. Такого точно не забудешь, но это он уже позже был. А эти еще с детьми были.

На лестнице:

— Это такой «Форт Боярд» наших дней: два часа стой, заплати, а потом еще наверх поднимись и не пользуйся телефоном!

В очереди в туалет:

— И тоже она собирается в Турцию. Берет: пантенол, энтеросгель, анальгин. Антипохмелин. Презервативов пачку. Это другой формат отдыха.
— А презервативы разве при Эрдогане сейчас не продают?
— А хэзэ. Может быть, не в таком количестве, в каком ей нужно.

Выставка «Щукин. Биография коллекции» в Пушкинском музее продлится до 15 сентября.