search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Подслушано в Москве: о чем вы говорили в винотеке SimpleWine

, 3 мин. на чтение
Подслушано в Москве: о чем вы говорили в винотеке SimpleWine

— Да я не знал, что им подарить, и подарил бизнес-книжки про стартапы. Пусть вдохновляются.
— Ну если учесть, что они еще за квартиру не выплатили, то это даже немножко жестоко.

— Мы хотели куда-то в хорошее место, а в центре все было перекрыто. Покровка далеко, переулки с Тверской перекрыты, и мы просто в какую-то отрыжку зашли, а то Ленке же улетать. А там официант такой, с красным лицом, знаешь, с губами обветренными. И вокруг вот эти рекламки пива «Жигули». Я его со студенчества не пила. Мы прям другими людьми оттуда вышли.

Алло, да, я звонила. У нас там дома-то что-нибудь есть в холодильнике для антуража? А то завтра мама приедет. Да, купи что-нибудь, а? А то она опять начнет, что мы не как люди.

— Да нет, просто он думал, куда вложить деньги. Он же в покер играл четыре года, нигде не работал. Да. Ну он пиво еще варил в гараже где-то. Такой парень. Легкий, знаешь. Теперь вот пиво бросил и решил поступать на факультет искусств.

— А я ему сказала, что ни на какое Гоа это я больше не поеду. Хватит с меня всей этой чепухи. Это раньше было прикольно, знаешь. Время идет, а они там все дуют сидят. Уже 40 лет все-таки.

— Вот Ершов в пятницу и приедет.
— Зачем?
— Созрел. Ну и так, в глаза нам посмотрит. Тебе, вернее. Ты же написал в презентации, как у нас все замечательно. Он, наверное, и решил, что пора вернуться, а то что-то слишком уж показатели хорошие.

— Я ему говорю: «Саш, ну вот все же едут туда на майские. Там же толпы. Зачем тебе именно туда и именно на майские?» Он же ни к чему не привязан, да? А ему нравится, чтоб в толпе, чтоб среди своих. Чувствует соотечественников.

— Я просто хотела сладкого, а ты опять приведешь куда-то…
— У них тут еще был чизкейк или мороженое.
— Да не нужен мне чизкейк.
— А, ты уже вино смотришь…

— Да я уже знаю, что мы только приедем, и он сразу потащит нас есть устрицы. А я их терпеть не могу. Прямо до блевоты. А отказаться неудобно как-то.
— Ну я так же икру не могу есть. Тошнит прямо от ее вида даже. И в детстве есть не могла. А откажешься — подумают, что зажралась.

— Да у них там эпопея с этой машиной. Он ее когда покупал, то думал, что покатается и продаст. А никто не покупает.
— У него и с женой так было. Он думал, что повстречается, и все, а она видишь, вцепилась, женила его, грубо говоря, на себе и сейчас еще и детей заведет.

— Здравствуйте!
— Здравствуйте, мы не к вам. Мы за вином.
— Пожалуйста, вниз.
— Так, Сережа, держи меня, а то я в прошлый раз тут полетела от счастья.

— Мединского-то сняли.
— Ой, у него и так все время лицо какое-то обиженное. Представляю, какие там были фотографии.

— Да я как проектор себе купила, я вообще перестала куда-то вот прям целенаправленно ходить. А что мне там делать? Я тут фильм открою, бокальчик налью, сыр нарежу. Все вокруг приятное, родное.

— И он какие-то похабные анекдоты все рассказывает. Не знаю. Неужели кто-то еще над анекдотами смеется?
— Ну, кто как. Собчак вот над мЭмами смеется. Тут уж каждому свое.