search Поиск Вход
, 1 мин. на чтение

Собянин пообещал сохранять ограничения до появления вакцины — получается, еще на месяцы

, 1 мин. на чтение
Собянин пообещал сохранять ограничения до появления вакцины — получается, еще на месяцы

Вы хотели знать, надолго ли это все? Надолго.

Что ж, лучше какая-то определенность, чем никакой. «Я боюсь, что режим самосохранения, вот этих ограничений санитарных, он будет длиться долго — до того, как мы вакцину не получим», — заявил Сергей Собянин в эфире «России 24». «Режим самосохранения», конечно, понятие более расплывчатое, чем «режим самоизоляции», однако в целом стало яснее — кажется, в ближайшее время мы не перестанем носить маски и покупать антисептики. При этом Собянин, правда, не считает, что москвичи должны все время проводить взаперти. «Мы должны жить нормальной жизнью: ходить в магазины, общаться друг с другом, гулять, но при этом соблюдать элементарные требования, чтобы не скатиться к тяжелой ситуации», — передает его слова ТАСС. Что это за требования, глава города не уточнил.

Его можно понять — счет зараженных ковидом в Москве по-прежнему идет на тысячи, смертность от него не падает и столица по-прежнему самый зараженный российский регион. Но стоит задуматься о сроках. Компания Biocad, работающая вместе со знаменитым вирусологическим центром — институтом «Вектор», обещает выпустить в массовое производство вакцину от коронавируса к январю 2021 года. Они, конечно, не единственные, кто работает над прививкой — так, московский НИЦ эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи уже не только создал, но и испытал на сотрудниках-добровольцах собственный препарат (все живы и здоровы). Однако профессор Николай Малышев рассказал «Известиям», что доступна вакцина станет через полтора года — необходимы проверки на беременных животных и выявление возможной токсичности препарата. Да, эпидемия ускорила разработку вакцин, но не ускорила их испытания. Они должны идти по протоколу: сначала на животных, затем на добровольцах и только потом рассматриваются сертификация и выпуск в серийное производство.

Сергей Киселев/АГН «Москва»