search Поиск Вход
, , 3 мин. на чтение

В Эрмитаже на выставке «Память материала» рассказывают историю русского фарфора

, , 3 мин. на чтение
В Эрмитаже на выставке «Память материала» рассказывают историю русского фарфора

В Государственном Эрмитаже открылась выставка «Память материала. Фарфор Сергея Русакова», приуроченная к 20-летию сотрудничества музея с Императорским фарфоровым заводом. Известный график, художник-фарфорист и скульптор создал для экспозиции в Главном штабе около 300 предметов, рассказывающих о без малого трехвековой истории фарфорового производства в России и людях, которые за ней стоят.

«Эта выставка — очередной яркий пример того, как петербургский фарфор умеет говорить на самых разных художественных языках не только о мире, но и о себе самом и своих создателях», — сказал генеральный директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский. Получилась действительно история фарфора, рассказанная на языке фарфора. С одной стороны, экспозиция показывает широкие возможности этого материала: здесь представлены фарфоровая скульптура, фарфоровые панно, инсталляции и предметы, выполненные в сложных и забытых техниках. С другой — все эти экспонаты, от скульптурной композиции, посвященной «отцу» российского фарфора Дмитрию Виноградову, до тарелок с изображением работников завода на фоне советских газет и фарфоровых заводских пропусков, которые не отличить от настоящих, раскрывают историю русского фарфора через судьбы его мастеров — прославивших завод или безвестных, связавших с ним свою жизнь и ставших легендой или оставшихся в памяти лишь своим участием в производстве.

Куратор выставки Инна Майстренко, старший научный сотрудник отдела «Музей Императорского фарфорового завода» Государственного Эрмитажа

Расскажите, пожалуйста, как построена экспозиция?

Выставка у нас получилась хронологическая. Начинается она с посвящения Дмитрию Ивановичу Виноградову, основоположнику производства фарфора в России. Сейчас сложно себе такое представить, но в первой половине XVIII века посуда была деревянная, керамическая, фаянсовая или серебряная, а твердый белый фарфор казался чем-то недоступным. Его привозили из Китая, поэтому производство собственного фарфора было задачей государственной важности, государственного престижа. И получить фарфоровую массу, построить печи для обжига и сделать краски — все это удалось инженеру-химику Виноградову в 1740-х годах в Петербурге.

Фрагмент пласта из композиции «Завод XVIII–XXI»

К сожалению, достоверных изображений его не сохранилось, только словесное описание из заграничного паспорта. Поэтому Сергей Русаков назвал свои композиции «Поиск портрета» и «Поиск материала. Этюд». Это эскизные портреты: часть из них сделана из шамота, это такой вид керамики, часть — из шамота и фарфора, и заканчивается все фарфоровым портретом, то есть здесь зарифмованы поиск художником своего героя и поиск Виноградовым вожделенного фарфора. Вылеплено все вручную, и это не совсем традиционная для фарфора техника: обычно его отливают в форму. Но здесь ручная лепка символизирует самое начало истории фарфора в России.

И каждая эпоха истории фарфорового производства показана на выставке через характерные для нее форму и стилистику?

Да, например, 1920–1930-м годам посвящена композиция, которая называется «Архив» — огромное количество архивных листов, сделанных из фарфора. Каждый тонкий пласт имитирует анкету отдела кадров или страницу с автобиографией. Где-то это конкретные люди, работавшие на фарфоровом заводе, где-то пустые анкеты, где-то абсолютно белые листы. Это сделано сознательно — ведь наша выставка посвящена всем, кто был связан с производством фарфора в Петербурге-Ленинграде, включая тех, чьи имена мы не знаем, и в память о них сделаны эти пустые или белые листы. Тот же принцип прослеживается и в других композициях Русакова, созданных для экспозиции. Например, в композиции «Призраки старых стен» — это плоские фарфоровые пласты, на которых нанесено изображение в технике pâte sur pâte («масса на массу»). И там есть конкретные люди, известные и не очень, например Гервасий Лебратовский — начальник каравана, отправленного в Китай за фарфоровыми мастерами, или барон Иван Черкасов — управляющий кабинетом Ея Императорского величества, в чьем ведении находился фарфоровый завод, а есть те, чьи имена не сохранились — люди-призраки в виде таких стилизованных клякс.

Фрагмент тарелки из серии «Работницы»

Что касается разных эпох, то сложнее всего было найти прием для показа нынешних мастеров фарфора, наших современников. В конце концов мы остановились на идее натюрмортов: Сергей Русаков сделал пласты, то есть керамические картины, на которых он изобразил рабочие столы своих коллег — четырех художников Императорского фарфорового завода. И мы дополнили их авторскими предметами и пробниками — так называют предметы, чаще всего тарелки, на которых художник пробует краски перед обжигом.

Вы упомянули о людях-призраках. Удалось ли в процессе работы над экспозицией вернуть истории российского фарфора какие-то имена?

Да, и это особенно заметно в изданном к выставке каталоге, который, на мой взгляд, получился интересным. В каких-то случаях получилось найти биографии, в каких-то — имена или фото, где-то удалось сопоставить фотографии и имена. И я очень надеюсь, что мне удастся продолжить эту работу, потому что там есть люди с потрясающей судьбой. Хочется, чтобы о них узнали.

Выставка в Главном штабе продлится до 26 мая.

Фото: предоставлено пресс-службой Государственного Эрмитажа

Подписаться: