search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

В этот день 90 лет назад начался снос Храма Христа Спасителя

, 2 мин. на чтение
В этот день 90 лет назад начался снос Храма Христа Спасителя

18 августа 1931 года военные строители обнесли забором территорию воздвигнутого в честь победы в Отечественной войне 1812 года Храма Христа Спасителя и приступили к его «разборке».

Снос ХХС объединил сразу два пропагандистских тренда конца 1920-х годов: кампанию «За безбожную Москву» и проект «нового дворца рабочих и трудящихся крестьян». Активная борьба с религией в СССР началась с июня 1928 года. Уже через год в стране было закрыто более 500 храмов. В Москве в ЦПКиО им. Горького ежегодно проводили Антипасху и Антирождество, во время которых на аллеях жгли иконы, а на катке шло представление с нехитрым сюжетом: «Боги и попы с церковными песнями бросились, махая крестами, на пятилетку, появился отряд буденовцев и дал залп, от выстрелов загорелась церковь».

Приговор храму был подписан в июне 1931 года, когда на его месте было решено построить «главное здание страны» — Дворец Советов. На крыше Дворца Советов планировали поставить стометровую статую Ленина, которую можно было бы видеть из любой точки Москвы и области. Правда, при общей высоте сооружения 415 метров Ленина удавалось бы рассмотреть только в ясную погоду: облака в наших широтах располагаются на высоте 300–400 метров над землей.

Но сначала надо было разрушить храм, воздвигнутый в память победы русского оружия над Наполеоном. Работы по разбору храма велись варварски. Очевидцы вспоминают: «Через распахнутые бронзовые двери — не выносили, выволакивали с петлями на шее чудесные мраморные скульптуры. Их сбрасывали с высоких ступеней на землю, в грязь. Отламывались руки, головы, крылья ангелов. Раскалывались мраморные горельефы, дробились порфирные колонны». Ценными из роскошного убранства храма было признано всего несколько горельефов, небольшие фрагменты росписей и немного утвари. Все прочее подлежало уничтожению. Мрамор пошел на облицовку станций метро «Кропоткинская» и «Охотный Ряд». Скамьи поставили на «Новокузнецкой». Плиты с именами героев превратили в крошку, которой посыпали парковые дорожки. Единственный, кто нашел мужество заступиться за храм, был художник Аполлинарий Васнецов. Но его голос был обречен остаться гласом вопиющего в пустыне.

К зиме 1931 года храм все еще стоял. Приказ взрывать отдал лично Сталин. Первый взрыв прозвучал в полдень 5 декабря 1931 года. Москва дрогнула, но храм устоял. Второй взрыв довершил дело, превратив белокаменный шедевр в гору мусора.

Дворец так и не построили. К 1941 году едва успели заложить фундамент. Однако во время войны его сверхпрочные конструкции пошли на нужды обороны. После войны идея дворца как-то поблекла, а со смертью Сталина и вовсе ушла в прошлое. На месте храма почти 30 лет зияла страшная яма, которую только в 1964 году превратили в открытый бассейн «Москва», который в брежневскую эпоху стал излюбленным местом для быстрых свиданий и случайных знакомств. В народе шутили: «Сперва был храм, потом хлам, потом срам».

Идея восстановить ХХС явилась рука об руку с перестройкой. Призрак разрушенного храма стал символом русского национального покаяния за безбожие советской эпохи. Главный храм страны строили исключительно на пожертвования. Впрочем, постсоветская Россия могла только имитировать Россию императорскую. Так же неубедительно бетонные блоки современного храма имитируют белокаменную кладку творения Константина Тона.

Фото: pastvu.com