, 3 мин. на чтение

В своей первой премьере в должности худрука МХТ Сергей Женовач прочитал текст булгаковского «Бега» слишком буквально

, 3 мин. на чтение
В своей первой премьере в должности худрука МХТ Сергей Женовач прочитал текст булгаковского «Бега» слишком буквально

Новый руководитель Художественного театра Сергей Женовач давно хотел поставить «Бег» именно здесь — заняв свой нынешний пост, он получил к этому все возможности (и лучшую в России труппу).

В Камергерском переулке в 2004 году он сделал «Белую гвардию» Булгакова, которая оказалась успешной и шла на здешней сцене 10 лет. За это время Женовач успел выпустить блестящий курс в ГИТИСе, составить на его основе Студию театрального искусства, разойтись во взглядах на организацию театральной работы со своим спонсором, перейти вместе с СТИ в подчинение Минкультуры и, наконец, получить назначение на место, освободившееся после смерти Олега Табакова.

МХТ тоже за это время успел перемениться — при Табакове он превратился в театральный супермаркет, где играли все, от коммерческого «Номера 13 D» до скандального «Идеального мужа», от работ Кирилла Серебренникова до постановок молодых Александра Молочникова и Даниила Чащина. Большинства упомянутых людей здесь уже нет, но часть их спектаклей осталась в репертуаре. Но если раньше тут репетировали на каждом углу и самый разный репертуар, то теперь все силы, кажется, бросили на спектакль нового худрука — еще бы, первая премьера на новом посту.

Итак, перед нами история разгрома белогвардейских войск на юге России, в Крыму и их последующего массового бегства в Константинополь и Париж. Помост на сцене усеян лежащими солдатами. По нему перемещаются бравый и комичный генерал Чарнота (первое появление Михаила Пореченкова на сцене происходит в соответствии с сюжетом в женском платье), депрессивный истерик генерал Хлудов (фактурный Анатолий Белый), походная жена Люська (живая и безошибочная Ирина Пегова), бывший товарищ министра Корзухин (дающий блистательного комика Игорь Верник), влюбленный приват-доцент Голубков (кажется, это вообще лучшая театральная роль Андрея Бурковского) и другие. По ходу действия помост будет поворачиваться, перемещаться по сцене и накреняться в разные стороны, обозначая перемены и кульминации в действии. Солдаты из массовки будут сыпаться с него, как картошка, под сцену — как в преисподнюю, откуда бьет мертвенный и холодный белый свет. А персонажи будут идти по нему то в гору, а то с горы — в зависимости от поворота сюжета. Этот чудо-помост так и тянет назвать едва ли не главным персонажем — если бы режиссер и его верный сценограф Александр Боровский не позаимствовали его из своей же «Белой гвардии». Там Турбины и их гости сидели за кремовыми занавесками на ровном планшете на переднем плане, а на наклоненной под углом задней части к Киеву подступали отряды Петлюры.

Сыгранная в день рождения Сергея Женовача и Михаила Булгакова премьера оказалась распята между сразу несколькими обстоятельствами. Во-первых, свой неформатный, многослойный «Бег» не так давно сделал в Вахтанговском питерский театральный маг Юрий Бутусов, так что у постановки МХТ уже есть сильный конкурент, с которым ее теперь неизбежно будут сравнивать. Во-вторых, прямо перед отбытием на высокий пост в Камергерском Женовач сделал труднейшую для постановки «Мастера и Маргариту» в СТИ. Получилось откровенно неудачно, вышел спектакль-недоразумение, подпортивший намечавшийся булгаковский цикл.

В этот раз, правда, все оказалось не настолько плохо — постановка представляет собой чтение по ролям в исполнении лучшей труппы страны, которая после почти 20-летнего царствования Табакова умеет играть или очень хорошо, или отлично. Так что если вы ищете спектакль, на который хотели бы сводить своего ребенка-подростка вместо чтения книги, отправляйтесь смело, лучшей постановки-иллюстрации у этой пьесы сейчас нет.

Ну а если вы человек взрослый и ожидаете увидеть в режиссерской интерпретации какие-то параллели с современностью или хотя бы отсылки к ней — лучше сходите, скажем, на спектакли Кирилла Серебренникова. Причем не только в «Гоголь-центр»: именно Серебренников уже после «Белой гвардии» Женовача, в 2012-м, ставил на сцене МХТ булгаковскую «Зойкину квартиру», в которой провел параллели между советскими нэпом и Веймарской республикой, а само действие насытил кабаретной эстетикой, тонко намекнув еще и на конец «тучных нулевых». Но с тех пор, напомним, тоже прошло почти десять лет — и для главной сцены страны, только за эту декаду потерявшей в результате эмиграции несколько миллионов высококвалифицированных граждан, нет задачи важнее, чем заставить хороших артистов играть в постановке для зрителей старшего школьного возраста.

Фото: Екатерина Цветкова