search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

За пять лет книжный фестиваль «Красная площадь» прошел путь от официозного до модного

, 3 мин. на чтение
За пять лет книжный фестиваль «Красная площадь» прошел путь от официозного до модного

Книжный фестиваль «Красная площадь» идет до 6 июня. Вся его территория занята палатками, поп-ап-магазинами и сценами, на которых одновременно выступают сразу 5–7 писателей, поэтов, музыкантов и актеров.

Всего 750 встреч, спектаклей, презентаций, концертов, лекций и дискуссий. Пока один говорит, другой поет, и спасает в этой какофонии только приличное оборудование на каждой площадке и, видимо, грамотная планировка: фестиваль здесь проходит уже в пятый раз, и организаторы научились управляться со звуком. Он здесь каким-то образом распределяется по углам — даже когда на одном конце грохочут рокеры, пришедшие на концерт памяти поэта, переводчика и автора песен Ильи Кормильцева, а на другом конце в это же самое время нежная Дарья Мороз читает Пушкина и Пастернака под «Времена года» Чайковского в не менее нежном исполнении Ивана Рудина.

Изначально про «Красную площадь» злые языки говорили, что она была создана в недрах Министерства печати и массовых коммуникаций для того, чтобы ни много ни мало перехватить повестку у оппозиции. В коридорах власти в тревожном 2012 году (а именно после знаменитой «прогулки писателей») почему-то решили, что именно Московский открытый книжный фестиваль, а также новорожденный BookFest являются гнездом фронды. И если поначалу «Красная площадь» была довольно амбициозным, но при этом неважно организованным мероприятием прямо посреди главной площади страны, то за прошедшие пять лет фестиваль вырос, окреп, стал спокойным и представительным — теперь здесь действительно любой может найти если не событие, то уж точно книгу себе по вкусу — или ребенку на полку.

Помимо всего прочего фестиваль стал выполнять одну очень важную функцию — он превратился в место встречи писателей с «народом». Это, конечно, хорошо, но часто выглядит нелепо — нарядный писатель, который готовился к своему выступлению и даже сделал укладку, и табор измотанных зрителей, уже несколько часов фланирующих от одного стенда к другому, причем часто с грудными детьми, собаками и сумками. Любое представление книги в итоге сводится к вопросу «Как вы относитесь к русской литературе?» Даже на стенде самого интеллектуального московского издательства «Редакция Елены Шубиной» во время презентации книги рассказов Жужи Д. «Очень страшно и немного стыдно», героиня которой постоянно попадает в странные ситуации — гуляет ли по скалам в Ирландии, целится ли из ТТ в Фиделя Кастро в Гаване или идет на свидание к незнакомому мужчине в Лондоне — посетители фестиваля умудрились свести диалог с писателем к вопросам о Пушкине, 220-летию которого фестиваль в этом году посвящен.

«Вот вы сказали, что снимаете кино по своим рассказам, а почему не про Пушкина?» — уточняет внимательный слушатель.

Впрочем, писатели — люди находчивые и из любых ситуаций умеют выворачиваться. Жужа Д. ответила, что он абсолютно прав и надо бы про Пушкина, а дальше трансформировала вопрос в тему сложности перевода нашего поэта на другие языки.

«Я не читал вашу книгу, но она мне кажется интересной» — второе по частоте заявление на фестивале, что, в общем-то, логично — все книги здесь новые, и читали их разве что сами авторы и их редакторы. Но ведь речь идет о встрече с писателем, поэтому зрителям и потенциальным читателям хочется сделать комплимент автору.

И, конечно же, вопрос, который подойдет для встречи с любым писателем, а ответ на него займет довольно много времени: «Зачем?» Зачем писатель решил рассказать именно об этом, зачем выбрал такое название книги. Самым правильным ответом на этот вопрос можно считать «затем» — так отвечают детям, которые обычно интересуются, почему у тебя такие большие ноги и зачем ты надел эти джинсы. Большинство детей удовлетворятся ответом «потому что». Но писатели на Красной площади добродушно объясняют: «Название “Очень страшно и немного стыдно” было выбрано потому, что именно эти эмоции я испытывала, когда писала этот сборник: мне было действительно очень страшно и совсем чуть-чуть стыдно», — честно объяснила Жужа Д.

До автограф-сессии после презентации досиживают единицы: 40-минутная встреча не каждому под силу, особенно если она за сегодня не первая. К тому же книгу для автографа придется купить, а стоят издания в твердом переплете сейчас прилично. Но уж те, кто дошел до конца, не упустят возможности воспользоваться моментом на все сто: «Знаете, я из Екатеринбурга, а вот теперь живу в Москве. Кому книгу? Дочке. Она в университете учится. Сама поступила, представляете?» — и еще куча ненужных подробностей о жизни дочки и ее кота, которые писатель узнает, пока подписывает свою книгу, придумывая каждый раз что-то новое: «Маше на память о Красной площади», или «Читайте с удовольствием», или «Надеюсь, вам понравится». Напоследок с писателем надо сфотографироваться раз десять, чтобы хоть один кадр точно вышел нормально, разумеется, в обнимку. Так что в конце своей сессии на фестивале писатель обычно помят, но доволен.

Фото: Кирилл Каллиников/МИА «Россия сегодня»