search Поиск Вход
, , 8 мин. на чтение

«Запрос на добро сейчас вырос» — инициатор благотворительных проектов Дептранса Алена Еремина

, , 8 мин. на чтение
«Запрос на добро сейчас вырос» — инициатор благотворительных проектов Дептранса Алена Еремина

О том, как начать заниматься благотворительностью и при чем здесь транспорт, «Москвич Mag» рассказала глава пресс-службы Транспортного комплекса Москвы Алена Еремина.

Вы поддерживаете и реализуете сами несколько благотворительных проектов, хотя как государственное учреждение не можете быть жертвователями, не можете собирать деньги. Когда и как придумали приемлемый для вас формат добрых дел? 

Мне кажется, или хочется в это верить, что пандемия поменяла людей. Помните, когда прошлой весной ввели серьезные ограничения, мы все сели по домам и вспомнили про своих пожилых соседей, которым нельзя было выходить из дома. А им надо было как-то покупать продукты, лекарства. Вспомнили друг про друга, помогали, поддерживали близких, если до кого-то добирался ковид, делились контактами врачей, помогали с доставкой тех же продуктов. Вообще многие люди стали думать о каких-то вещах, о которых раньше не думали. 

Мы каждый год в июле отмечаем День московского транспорта, устраиваем большой праздник с концертом. В прошлом году из-за ковида был запрет на массовые мероприятия, да и не до праздников тогда было. Стали думать, как еще можно отметить наш день.  

Я помню, как пришла к Максиму Ликсутову и предложила вместо праздника провести марафон добрых дел. И заодно ему самому стать донором. И очень ему благодарна, что он поддержал оба предложения. И поддерживает сейчас все проекты, которые мы запускаем. Ни разу не отказал. Это очень ценно, когда у тебя есть возможность реализовывать то, что для тебя важно. Так День московского транспорта стал отправной точкой. 

Как в департаменте принимают решение: этот проект поддерживаем, этот нет. Есть приоритетные темы?

Не могу вспомнить, чтобы мы кому-то отказали. Все, кто приходит к нам с какими-то идеями и предложениями, получают поддержку. И я хочу призвать фонды и НКО обращаться к нам, пишите нам в телеграм-бот @to_deptrans_bot, и мы постараемся помочь.

В самом начале мы думали, как подойти к благотворительности системно. Нас даже немного пугало, что одни придут — им поможем, а другим нет, потому что не будет ресурсов. Но когда начали запускать первые проекты, оказалось, что все гораздо проще. Мы просто делаем то, что у нас получается, и то, что в наших силах. 

Конечно, стараемся использовать возможности транспортной инфраструктуры. В прошлом году я прочитала в СМИ историю про девочку из Питера — Соню Рыбину. Соня в 10 лет умерла от рака. Она была очень доброй девочкой, до своей смерти жила в хосписе и рассказала воспитателю про мечту, чтобы на остановках были объявления с приклеенными монетками. Каждый, кому не хватает на проезд, мог бы оторвать монетку и поехать куда ему надо. Когда я это прочитала, поняла, что мы можем попытаться исполнить мечту Сони, мы же транспорт. Сделали флешмоб «Мечта Сони Рыбиной» с отложенными «Тройками».  Рассказывали в кассах людям, что они могут купить поездки и записать их на эти специальные «Тройки», а потом ими смогут воспользоваться те, кому не хватает денег на проезд. 

Как еще Московский транспорт может помочь?

В какой-то момент мы решили сделать объявление, что готовы дать транспорт благотворительным фондам или организациям, которые в этом нуждаются. На удивление, немногие обратились с таким запросом. Сейчас мы помогаем фонду «Ночлежка», который заботится о бездомных. Передали им микроавтобус с водителем. По будням он забирает и развозит еду для нуждающихся, помогает людям, живущим на улице, добраться до консультационного центра. Кроме того, в январе этого года на остановках вокруг Белорусского, Ленинградского, Казанского и Рижского вокзалов мы разместили плакаты «Ночлежки» с информацией, куда бездомные могут обратиться за помощью. Чуть позже такие же объявления появились и в подуличных переходах метро. 

Еще один микроавтобус мы передали в помощь фонду «Жизненный путь». Этот фонд помогает взрослым людям с ограниченными возможностями, в том числе с ментальными нарушениями. Таким людям сложно социализироваться. «Жизненный путь» их поддерживает — устраивает на работу, помогает адаптироваться. Наш автобус каждое утро развозит подопечных фонда от дома до работы, а вечером обратно. Многие из них трудятся в керамической мастерской. Поэтому мы решили немного расширить наше сотрудничество с фондом. Предложили изготовить для нас сувенирную продукцию в этой мастерской. Договорились, что это будут разные вещи с нашей символикой — модели автобусов, поездов из керамики, магниты, тарелки с рисунками на тему транспорта. В скором времени линейка новой сувенирной продукции будет запущена. Получается, что сначала был просто микроавтобус, потом из этого получилось что-то еще. 

Есть ли у вас любимые проекты? Расскажите о них.

Самый любимый и масштабный наш проект тоже вырос из небольшой акции «Двери не закрываются». Тогда, в июле прошлого года, мы решили привлечь внимание к проблеме бездомных животных. Выпустили лимитированную серию карт «Тройка» с оригинальным дизайном. На экранах в поездах метро показывали видео с информацией, как взять друга из приюта. Эта акция вызвала такой интерес пассажиров, что мы стали ее развивать. В октябре прошлого года вместе с партнерами — компанией «Квант» запустили онлайн-сервис «Хвосты и лапки».

Это первый в России электронный каталог анкет кошек и собак из разных приютов. Спустя месяц в рамках этого проекта на Кольцевую линию вышел тематический поезд «Хвосты и лапки». Во всех вагонах поезда были фотографии питомцев из приюта с QR-кодом на их анкеты. Многих животных из поезда забрали почти сразу. Мы, честно говоря, не ожидали, что это так быстро случится.

Да, об этом проекте много писали в соцсетях и СМИ.

Для меня этот проект особенный. Еще до пандемии у меня случайно появился кот. Пожив с ним пару месяцев, я поняла, насколько животные от нас зависят и как сильно нуждаются в нашей помощи. И любви. И как же я горжусь тем, что благодаря нашему проекту уже 727 кошек и 170 собак обрели свои дома. Знаете, я до этого проекта побаивалась животных, а сейчас я тискаю огромных кавказцев и знакомлюсь со всеми собаками и кошками, которые приезжают к нам на мероприятия. У нас даже есть примета: если животное участвовало в наших съемках и мероприятиях, то скоро у него появится свой дом.

Очень большой отклик был от пассажиров, и не только от них. К нам даже обратились из Берлинского метрополитена, просили поделиться опытом. Питерские коллеги тоже думают сделать подобный проект. Иностранные СМИ любят такие сюжеты и часто пишут про наш поезд. Запрос на добро сейчас вырос везде, мне кажется.

Кроме поезда мы еще придумали к Новому году устроить фотосессию животных из приютов с сотрудниками Московского транспорта. Эти фото мы разместили в лайтбоксах на остановках по всему городу. Одну из новогодних елок, которые Дептранс устанавливает в Москве, тоже посвятили нашим бездомным героям.

Животных можно не только забрать домой, но еще и взять под опеку. Я вот стала опекуном двух питомцев из разных приютов: перечисляю им свои личные деньги и регулярно получаю фото- и видеоотчеты об их жизни в приюте. Кошку зовут Индира, а собаку — Тамара. Обе возрастные, им по 10 лет. Но они все равно классные, вот хочу съездить их проведать.

Получается, вы ведете несколько благотворительных проектов одновременно? Хватает ресурсов и возможностей? 

Вы правильно сказали — мы не благотворительный фонд. Мы не можем и не хотим собирать деньги например. Но наши коммуникационные ресурсы очень большие, и даже привлечение внимания к проблеме — часто очень большая помощь. Ежедневно одно только метро перевозит 9 млн пассажиров. Аудитория почти как у Первого канала. Люди проводят в транспорте минимум полчаса, а за это время мы можем многое рассказать. В новых поездах, например в российском составе «Москва 2020» от «Метровагонмаш» ТМХ, стало больше экранов, в первую очередь они предназначены для трансляции пассажирской информации, но если транспорт работает штатно, мы можем использовать их, чтобы показать пассажирам что-то интересное и важное. У ЦОДД есть экраны на дорогах и налажено взаимодействие с «ЛизаАлерт» — мы выводим информацию о пропавших людях, надеемся, что это помогает их найти. 

Или тема домашнего насилия. Я считаю, что даже трансляция ролика с телефонами кризисных центров или номерами телефонов доверия может помочь кому-то. Мы запускали такие ролики вместе с Департаментом труда и социальной защиты, а также с Консорциумом женских некоммерческих организаций. Чтобы женщины знали — есть места, где помогут, есть люди, которые поддержат. Да я и сама писала об этом. Я знаю, что иногда крайне важно просто почувствовать то, что ты с такой проблемой не одна. 

Это самые простые примеры использования наших возможностей информационной поддержки. Но очень действенные и эффективные.

Московский транспорт давно взял курс на развитие доступности для маломобильных пассажиров: новые станции открываются с лифтом и пандусами. Однако на подавляющем большинстве старых станций такой инфраструктуры нет. Планируют ли в метро как-то решать этот вопрос или помощи сотрудников Центра обеспечения мобильности пассажиров достаточно? 

Это очень большая и непростая тема. И, конечно, нас здесь есть за что критиковать. Но очень много сложностей именно со старыми станциями. Невозможно сейчас на станции «Охотный Ряд» прорубить шахту для лифта, поскольку это станция глубокого заложения, построенная в центре города еще в 1935 году. 

Однако обновление вагонов метро позволяет делать транспорт более удобным для маломобильных пассажиров. Например, в поезде «Москва 2020» есть специальные места с удлиненным горизонтальным поручнем, там можно разместить инвалидное кресло. 

Мэр Москвы давно дал поручение сделать московский транспорт максимально доступным для всех. Тогда у нас появился Центр обеспечения мобильности пассажиров (ЦОМП). Сотрудники центра помогают всем, кому передвигаться в транспорте немного или сильно сложнее, чем другим. Кроме того, в департаменте есть подразделение, которое анализирует всю транспортную инфраструктуру на предмет того, где можно что-то сделать в плане доступности для маломобильных пассажиров. Это серьезная аналитическая работа, специалисты регулярно выезжают на объекты, изучают их. 

Везде, где можно что-то улучшить, мы улучшаем. Но, где это невозможно, помогает центр мобильности. Если там совсем нет возможности помочь с коляской, то на руках отнесут. 

В прошлом году помощь маломобильным пассажирам стала оказываться и на наземном транспорте. В метро по просьбе директора благотворительного фонда «Дом с маяком» Лиды Мониавы продлили часы работы ЦОМП до часов работы метро (раньше работал с семи утра до восьми вечера). 

Еще есть служба социального такси, которую мы поддерживаем совместно со Всероссийским обществом инвалидов. 

Были ли у вас проекты, которые не получили той поддержки пассажиров, на которую рассчитывали в департаменте? Если да, то с чем это можно связать и как это влияет на выбор проектов? 

Самым удивительным для меня стало то, что даже благотворительными проектами невозможно всем угодить: всегда найдутся недовольные. Кто-то критикует, что мы как-то не так помогаем, кто-то — что не своим делом занимаемся. Самый частый вопрос: почему вы помогаете бездомным животным, ведь вы должны заниматься транспортом. А я думаю, что наш интерес к социальным темам как раз очень важен и логичен: у нас работают 150 тыс. человек, большинство проектов, которые мы так или иначе поддерживаем, пришло от наших сотрудников. Странно ли мое желание, как Алены Ереминой, быть донором? Наверное, нет. И, наверное, не странно, что я могу организовать сдачу крови, чтобы, может, кто-то еще решился? Мы не тратим деньги (только свои собственные), мы помогаем своими ресурсами. А еще мы умеем делать контент и с удовольствием делаем его на общественно значимые темы: как заботиться о природе, как взять животное из приюта, как помочь тем, кто в этом нуждается. 

Дептранс продолжит заниматься благотворительными проектами?   

Мне приятно жить в мире, где добро важнее всего остального.

Фото: предоставлено пресс-службой Московского Департамента транспорта