search Поиск Вход
, , 7 мин. на чтение

Заводские династии. «Мослифт»: семья Алёшиных и семья Толстовых

, , 7 мин. на чтение
Заводские династии. «Мослифт»: семья Алёшиных и семья Толстовых

«На “Мослифте” я работаю без малого 35 лет. В общей сложности у нас трудятся около 3000 человек. Это и люди заводских профессий — инженеры, слесари, токари. И другие специальности — от юристов до маркетологов. Вот и я работаю всю жизнь на заводе, хотя отвечаю за смежное, не “заводское” направление. Чтобы доставлять нашу продукцию потребителям и должным образом обслуживать лифты, нужна логистика: у нас есть собственный транспорт. За обслуживание и поддержку автомобилей в наилучшем состоянии я и отвечаю практически всю свою жизнь», — рассказывает Николай Иванович Алёшин, герой нашей династийно-заводской рубрики. 

Николай Алёшин попал в компанию случайно. Родившийся в подмосковном месте с красивым названием Серебряные пруды, он жил неподалеку — в Марьино, а автобусная остановка «Автохозяйство» близ «Мослифта» стала для него судьбоносной. До этого работал на ЗИЛе, а когда пришел в «Мослифт», так «за баранкой» и остался. Побыв водителем — возил аварийные бригады, дорос до руководителя Центра по техобслуживанию и ремонту автотранспорта. 

Николай Алёшин

Что такое «Мослифт»? Это и машиностроительный завод, который ежегодно выпускает порядка 1,5 тыс. лифтов. И крупнейшая сервисная лифтовая компания Восточной Европы, которая входит в топ-5 европейских предприятий отрасли по сервисному портфелю. Конечно, лучше, чем сам производитель, ответственного за эксплуатацию техники и не придумаешь. У «Мослифта» собственная аварийная служба и сервисный центр.

Как рассказал руководитель Департамента инвестиционной и промышленной политики города Москвы Владислав Овчинский, сегодня каждый второй лифт производится в Москве. Так, в 2021 году в России произвели более 31 тыс. лифтов, из них свыше 14,5 тыс. приходится на Москву. При этом в московских домах работает около 130 тыс. лифтов, половина из которых — около 70 тыс. — обслуживается «Мослифтом».

Семья Алёшиных винтиками разбросана по разным цехам предприятия, но сейчас собралась вместе, чтобы рассказать еще об одном члене семьи — «Мослифте». По-летнему одетый в клетчатую рубашку с коротким рукавом, Николай Иванович смотрит на сидящего рядом сына с гордостью.

Дмитрий Алёшин

Когда Дмитрий был маленьким, отец водил его на заводские елки в ДК Зуева на Лесной. А уже с четырнадцати лет Дмитрий вместе с отцом выступали за команду «Мослифт» на спартакиаде — играли в мини-футбол.

«У нас всю жизнь были общие интересы с сыном: что интересно ему — интересно и мне». Именно папа привел Дмитрия, младшего сына, в лифтовую промышленность: студентом сын проходил практику в коммерческом отделении автосервиса, что Николая Ивановича радовало — беспокоиться не приходилось. Дмитрий в «Мослифте» и остался: 15 лет работает на производстве. В 23 года уже стал руководителем по изготовлению и ремонту главного привода лифта — механизма, благодаря которому кабина поднимается и опускается. Сейчас он занимается контролем за изготовлением лебедок для новых лифтов и сервисом старых, в подчинении 25 человек: «В работе у меня конкуренции нет, поэтому можно и в футбол между филиалами посоперничать, почти как в детстве» — товарищеские матчи часто проводились до коронавируса. Не видит Дмитрий конкуренции и для «Мослифта»: считает, что даже в сложившейся ситуации вынужденного импортозамещения у столичной лифтовой промышленности большой потенциал — линейка «Стриж» была придумана всего за год, и уже сейчас лифт выпускается в нескольких комплектациях.

Николай Алёшин и команда филиала «Мослифта» «ЛифтАвтоСервиса» — победители всеобщей спартакиады «Мослифта»

Дмитрий и Николай Иванович давно работают не вместе — раскиданы по большой территории «Мослифта» на Нижних Полях: отец — в автосервисе, сын — на производстве. Но дома разговоры о работе не прекращаются: «Иногда проведем весь вечер вместе — расстаемся, а семейные дела так и не обсудили». 

Это проблема не только Алёшиных, но и Толстовых, для которых также «Мослифт» и семья тождественны, но с ними мы встречались совсем в другом месте — на другом конце города, ведь помимо того, что территория самого производства большая, филиалы обслуживающих компаний находятся по всей Москве. Тем более что «Мослифт» абсолютно целостное производство: говоря в плоскости двух династий, Алёшины производят, а Толстовы обслуживают.

С династией Толстовых мы встречаемся в филиале специализированного управления №15 (СУ-15), на техническом обслуживании которого находится более 15 тыс. лифтов в четырех округах столицы — САО, СВАО, СЗАО и ЦАО. 

Семья Толстовых: Владимир Владимирович с дочерью Алесей, племянниками Геннадием и Владимиром и внучатым племянником Юрием

Сидя в длинной переговорной комнате классического для муниципальных учреждений интерьера с линолеумом и шкафами-стенками, которые забиты папками — как выяснится позже, в каждой из них история одного лифта, мы никак не можем начать разговор. Главного героя материала — того, кто стоит во главе династии Толстовых — постоянно отвлекают коллеги: радостно здороваются, по-братски похлопывают по спине, узнают о делах. Владимир Владимирович в «Мослифте» с 1981 года — он устроился сюда ровно через тридцать лет после учреждения организации: «Как ни крути, большая часть жизни здесь».

За столом еще трое мужчин: коренастые, сбитые, плотные — это племянники Владимира Владимировича, сыновья сестры. А всего детей в семье было пятеро. Удивительно, но у всех у них одна фамилия: девичья фамилия матери совпала с родом мужа. «Плодородная тамбовская земля воспитала нас, крепких молодцев, трудом. Развлечениями были лопата, коса да топор». Он не стесняется рассказывать, что когда-то помог устроиться племянникам-крестникам в «Мослифт», да и сам попал сюда по-семейному: брат, отвечавший за коммунальное хозяйство на Тушинском машиностроительном заводе (где был сконструирован орбитальный корабль «Буран»), отрекомендовал. 

Владимир Владимирович Толстов (второй слева) с мамой, старшими братьями и сестрой

Владимир Владимирович гордится: в трудовой только одна запись — мослифтовская. Он помнит день, когда пришел сюда— 21 сентября, помнит свой первый адрес, на который выехал в составе бригады — Таллинская, 24, подъезд 8. Начинал электромехаником, потом по наставлению старшего товарища стал прорабом, чего очень боялся. Рассказывает о первых шагах: «С самой низшей ступени к работе приступил, как Геннадий сейчас (это один из племянников, он, румяный, в рабочем синем комбинезоне, сидит рядом). Электромеханик — самая ценная профессия, ее вспоминают, когда с тяжелыми сумками или с коляской в подъезд многоэтажки заходят, а лифт не работает». Когда Владимир Владимирович работал на этой должности в стране с еще другим названием, за ним было закреплено 20 лифтов, которые он обслуживал в течение года: за год лифт проходит четыре ТО — месяц, через три, через шесть и итоговый, годовой. А вот за бригадой Геннадия — 180 лифтов в СВАО. 

Геннадий помнит, как в конце 1990-х, отработав несколько лет в «Метрострое», где в неуверенное для страны время по несколько месяцев не выплачивалась зарплата, по совету дяди пришел в «Мослифт». Не забыл, как поехал с одной из бригад в Строгино. Девяностые — время Лужкова и еще открытых чердаков, Геннадий вышел на крышу столичной башни и увидел всю Москву, тогда он понял, «как же здорово работать в “Мослифте”». Он вспоминает любимые эпизоды из практики и нерадивых жильцов, в «Мослифте» наш герой работает уже 11 лет — отмеряет срок по возрасту старшего ребенка. 

Владимир Владимирович и его племянники Геннадий и Владимир, которые также работают в «Мослифте», с женами

Другой племянник, Владимир, пришел сюда 20 лет назад — в июне отметит юбилей работы в «Мослифте». Закончив медицинское училище и несколько лет отработав в поликлинике, решил, что «многие профессии увядают, а “Мослифт” вечен, стабилен». Об этом же нам, чуть ли не слово в слово, рассказывал Алёшин-старший: «Даже в девяностые зарплату выплачивали день в день, час в час». От такелажника дослужился до замначальника аварийной службы. Еще чуть-чуть, и займет должность, на которой был дядя. 

Владимир Владимирович помнит те нервные годы, когда возглавлял «аварийку» и сам выезжал на ликвидации аварий. Владимир Владимирович добился того, чтобы в 2001 году хотя бы один из работников каждой бригады получил статус спасателя, вел разъяснительные беседы о безопасности пользованиями лифтами в школах.

С 2018 года он — глава Ситуационного центра «Мослифта» (Центральная аварийно-диспетческая служба). «Благодаря информации, которая поступает нам через 112, я знаю все, что происходит в Москве», — делится не без гордости. Он и логист, и оператор, и спасатель — иначе, по мнению Владимира Владимировича, начальник не может быть хорошим. 

— Хотели ли вы уйти из «Мослифта»?
— Каждый день! — улыбается он. 

За столом отмалчивается Юрий. Он — двоюродный племянник Геннадия и Владимира, хотя они и одногодки, даже за одной партой в деревне сидели. В «Мослифте» Юрий по меркам родственников недавно — всего пять лет на должности шофера. «Тебе же в деревне кто-то посоветовал к нам пойти?» — пытается вспомнить Владимир Владимирович. На самом деле мослифтовская династия Толстовых — не только те четверо сильных тамбовчан, что сидят за длинным столом передо мной, она гораздо шире. Владимир Владимирович начинает перебирать по пальцам дальних родственников, которые здесь работают, их более десяти. Но всех не то что не упомнит, не знает: «Приезжаю однажды в деревню на похороны тетки, встречаю своего коллегу из “Мослифта”. Спрашиваю, чего это он здесь? Оказывается, моя тетя — и его тетка!» — смеется. 

В «Мослифте» в свое время работали курьерами сын Владимира Владимировича Антон и дочь Алеся. Сейчас они студенты, Антон — МГСУ, Алеся — Строгановки.

Владимир Владимирович ответственен за всех Толстовых: путь каждого племянника помнит в деталях. «А как с дядей-то работать?» — любопытствую. Все хохочут, а Владимир Владимирович отмахивается: «Не хотят они со мной работать, ведь заставляю их делать не меньше моего». «Он же от нас требует больше, чем от остальных», — бурчат племянники. 

Фото: Дима Жаров, личные архивы семей Алёшиных и Толстовых

Подписаться: