, 2 мин. на чтение

Хоррор «Проклятие плачущей» предлагает не верить материнским слезам

, 2 мин. на чтение
Хоррор «Проклятие плачущей» предлагает не верить материнским слезам

Лето — пора блокбастеров, осень — байопиков, ну а весна, во всяком случае нынешняя — самое время для хорроров.

Фильмы ужасов переживают новый расцвет. За последний месяц «Мы» Джордана Пила собрали в мировом прокате 236 млн долларов при бюджете всего 20 млн, став самым кассовым хоррором по оригинальной идее в истории кино. За ним последовал ремейк «Кладбища домашних животных» с переиначенным сюжетом, который тем не менее никак не исказил смысл написанного Стивеном Кингом.

Но хоррормейкеры влияют на кино вообще, не просто снимая фильмы ужасов. Авторы двух самых громких и высокобюджетных голливудских картин апреля «Шазам!» и «Хеллбой» — Дэвид Ф. Сэндберг и Нил Маршалл — заявили о себе именно недорогими хоррорами, так что жанр теперь становится отличным трамплином к многомиллионным экранизациям комиксов.

Новый (в кинотеатрах с 18 апреля) фильм «Проклятие плачущей» поскромнее всего вышеперечисленного. Его снял дебютант в полнометражном кино Майкл Чавес, а в небольшой роли священника появляется актер Тони Амендола из «Проклятия Аннабель», другой хоррор-франшизы, в свою очередь пересекающейся со вселенной «Заклятия» — как видим, хоррор действует по тому же плану, что и более массовые кинокомиксы Marvel и «Звездные войны», обрастая разветвленными мирами и мифологиями. Так что перед нами даже не гарнир к основному блюду, а соус к гарниру.

К сожалению, если вы не поклонник сюжетов «Заклятия» и «Аннабель», «Проклятие плачущей» лучше пропустить. Новичок Чавес использует все штампы фильмов ужасов (Наверху скрипнула половица! Это демон!), но по-настоящему страшных моментов тут три, а собственно история призрака жившей в XVII веке Ла Йороны, которая из ревности к мужу утопила его сыновей и с тех пор является воровать детей у перепуганных матерей, не прописана и не особо интересна.

Спасает положение актриса Линда Карделлини, которая совсем недавно сыграла терпеливую жену героя Вигго Мортенсена в получившей «Оскар» «Зеленой книге». Видимо, актриса решила воспользоваться своей востребованностью, чтобы для разнообразия сняться в хорроре и показать, что тоже умеет кричать от ужаса и сражаться с добавленными позже «страшными» спецэффектами.

Но у «Проклятия плачущей» есть и более интересный аспект, чем беготня по дому от неупокоившихся мертвецов. Карделлини играет вдову и мать двоих детей Анну, которая работает в социальной службе помощи детям из неблагополучных семей. Оказавшись мишенью Ла Йороны, она тут же начинает подозрительно вести себя, что не могут не заметить ее коллеги. Так авторы «Проклятия плачущей» показывают, что всего один нюанс или случай разделяет человека надсматривающего от преследуемого. По этой же причине атеистка Анна понимает, что ей совершенно не на кого положиться, кроме целителя «курандеро» (Раймонд Крус) — коллега и лучший друг в какой-то момент вместо предложения помощи говорит ей: «Разберись с этим» (имеется в виду «сама»). Фильм как будто напоминает, что материнская ответственность — дело не для неженок, и если что, ждать помощи неоткуда. Так мягкая женщина превращается в воительницу, чтобы защитить детей.

Тема материнства вообще очень важна в хоррор-жанре — достаточно вспомнить шестилетней давности «Маму» с Джессикой Честейн. Возможно, именно поэтому хоррор так сейчас востребован — в эпоху, когда на экране доминируют серьезные и торжественные супергерои, именно ужасы заходят на территорию традиционной драмы и позволяют показать крайние и поэтому такие привлекательные для кино проявления человеческой природы.

Фото: Каро-Премьер