search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

В этот «Хэллоуин» зрителям лучше остаться дома и пересмотреть первый фильм 40-летней давности

, 2 мин. на чтение
В этот «Хэллоуин» зрителям лучше остаться дома и пересмотреть первый фильм 40-летней давности

«Хэллоуин» из тех фильмов, на которых зрители смеются еще до его начала — когда на экране появляется надпись «Курение вредит вашему здоровью».

Но в данном случае смешки слышны и во время просмотра, и вовсе не потому что фильм смешной. Просто режиссер Дэвид Гордон Грин (ничем интересным не отметившийся в жанре хоррора, скорее в комедии: именно он снял «Ананасовый экспресс»), кажется, решил испробовать на нас все давно не пугающие штампы фильмов ужасов.

Авторы нового «Хэллоуина» (в прокате с 18 октября) утверждают, что сняли прямой сиквел первого легендарного фильма Джона Карпентера, который в 1978-м собрал 47 млн долларов при бюджете 300 тыс. и запустил франшизу, длящуюся 40 лет. На самом деле это не совсем так. Были и другие прямые продолжения первой части: например, снятый ровно два десятилетия назад «Хэллоуин: 20 лет спустя», где к дочери Джейми Ли Кертис присоединилась сама первая «королева крика» — Джанет Ли из «Психоза» Хичкока. Открестившись от всех сиквелов, даже «официальных», с участием Джейми Ли Кертис, авторы последнего «Хэллоуина» пытаются убедить зрителей, что они «настоящие» наследники Джона Карпентера, не то что нынешние авторы нестрашных ребутов хоррор-классики.

Доля правды в этом есть — сам Джон Карпентер, который, как известно, сочинял музыку к своим фильмам, стал автором саундтрека нового «Хэллоуина» вместе со своим сыном Коди. К сожалению, в режиссерское кресло его не пригласили, явно он бы сработал не хуже того, что вышло.

В новой части Лори Строд (Джейми Ли Кертис) — совсем обезумевшая на почве детской травмы, но очень бодрая старушка со стволом, которая пускает домой журналистов с подкаста за три тысячи долларов, только чтобы взять деньги и послать их куда подальше. Дочь Карен (известная актриса Джуди Грир, из-за нее в «Хэллоуине» вдруг появляется неуместная легкая ромкомовская нота) и внучка Эллисон (Энди Мэтичек) относятся к родственнице с уважением, но и с легкой неловкостью — пьющая безумная бабушка не делает им чести на семейном празднике в ресторане.

В фильме есть попытка сказать нечто важное для современной культуры и влияния на нее «Хэллоуина». Один из героев начинает говорить, что в наше время с постоянно транслируемым насилием на экране несчастный Майкл Майерс, убивший 40 лет назад «всего» пять человек (то есть жертвы из сиквелов опять не считаются), выглядит детским садом. Но эта мысль быстро теряется, потому что сам Майкл сбегает из психушки и снова берется за нож — тут уж не до разговоров. В финале три поколения женщин дадут ему отпор в лучших традициях модного сейчас феминистского #MeToo. Ничто так не сближает поколения, как маньяк из прошлого.

Страшно подумать, что случится еще через 20 лет. Битва Лори с Майклом в доме для престарелых как раз в тот момент, когда ее приедут навестить правнуки?

Фото: Universal Pictures