search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Маттео Гарроне показывает в «Догмэне», что чем человечнее герой, тем больше шокирует его ярость

, 2 мин. на чтение
Маттео Гарроне показывает в «Догмэне», что чем человечнее герой, тем больше шокирует его ярость

В первой тройке самых известных современных итальянских режиссеров — Лука Гуаданьино, Паоло Соррентино и Маттео Гарроне — третьему отведена роль мрачного пессимиста. Если бы они снимали трехчастный альманах, именно Гарроне доверили бы финал в духе «а потом он пришел и всех расстрелял».

Говорят, что Гарроне, три года назад приезжавший на Каннский фестиваль с не свойственными ему «Страшными сказками» (запомнившимися сценой, где Сальма Хайек деловито ест драконье сердце), давно хотел снять «Догмэна» (в кинотеатрах с 15 ноября) по реально случившейся в Италии истории, но не мог найти подходящего даже не актера, а персонажа на главную роль.

Все изменилось после знакомства с Марчелло Фонте, на чьих печальных добрых глазах Гарроне держит камеру добрую половину фильма, и не зря — за эту роль Фонте получил на последнем Каннском кинофестивале приз за лучшую мужскую роль.

Фонте играет своего тезку, жителя маленького итальянского городка, который в своей работе совмещает ремесло ветеринара, собачьего грумера и должность хозяина приюта для животных. Первые же кадры показывают, что Марчелло — мастер в своем деле, в его заботливых руках любой питбуль-убийца превращается в ласковую собаченцию.

Марчелло настолько мягок, что не может отказать приятелю, местному бандиту и наркоману Симоне (Эдоардо Пеше), когда тот просит подвезти его на дело или оставить ключи, чтобы из его собачьего приюта ограбить ломбард за стенкой. Конечно, в какой-то момент Симоне подставляет Марчелло, тот садится на год в тюрьму, возвращается и требует свою долю. То, что происходит дальше, показывает, что терпение доброго, безотказного человека не бесконечно. Начинается противостояние двух жизненных позиций: «смиренно работай, и тебе воздастся» и «мне все должны».

Гарроне как будто не интересует ничего, кроме его идеального, с таким трудом найденного героя. Так, совсем психологически не обыграны отношения Марчелло с бывшей женой, от брака с которой ему досталась любимая дочь Алида (Алида Балдари Калабриа). Зато герой платит своему автору сполна. Обреченное упорство, с которым он отказывается предать вероломного товарища (а может, это просто страх?) под нажимом полиции, давно не было популярно в современном кино, населенном эгоистами и прагматиками. Марчелло словно возник из великого итальянского кино середины прошлого века, чтобы показать, как долго можно измываться над человеком перед тем, как он возьмется за молоток. И когда он за него берется, не вините себя, что вам нравится то, что он им делает. Это сочувствие насилию в данном случае совершенно нормально и оправданно.

Фото: A-One Films