search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

«Арахисовый сокол» с Шайей Лабафом напоминает, что кино живо, пока на свете есть обаятельные неудачники

, 2 мин. на чтение
«Арахисовый сокол» с Шайей Лабафом напоминает, что кино живо, пока на свете есть обаятельные неудачники

Бывают такие фильмы, во время просмотра которых вроде понимаешь, что они состоят из одних клише и выводы делают банальные.

Но талант авторов как раз заключается в том, чтобы зритель получал удовольствие, даже отдавая себе отчет, что видел все это раньше — в данном случае в каждой второй картине, шедшей в конкурсе инди-фестиваля Сандэнс.

Двадцатидвухлетний Зак (Зак Готтзаген) с синдромом Дауна бежит из клиники по хулиганскому наущению старика-соседа (Брюс Дерн) и едет на юг, чтобы найти реслера по кличке Соленый Реднек и устроиться к нему в борцовскую школу. Ухаживавшая за Заком в клинике Элинор (Дакота Джонсон как будто искупает здесь вину за «50 оттенков серого») отправляется на его поиски.

Параллельно рыбак без лицензии Тайлер (Шайа Лабаф продолжает интересно работать в артхаусе, будто реабилитируясь за ранних «Трансформеров» и «Индиану Джонса 4»), обвиняющий себя в смерти любимого старшего брата, сжигает причал с вещами конкурентов и бежит от их мести во Флориду. Пути Зака и Тайлера пересекаются, и начинается роуд-муви (только с лодкой вместо машины), что-то вроде «Человека дождя» с той разницей, что герои друг другу не родственники.

Дебютанты в полнометражном кино Тайлер Нилсон и Майк Шварц, до сих пор снимавшие короткометражки, словно боятся, что зрители не считают литературного посвящения фильма — Тайлер начинает цитировать Марка Твена. Это смотрится слишком по-ученически прямолинейно. Понятно, что дебютанты исследуют феномен свободы по-американски — здесь есть обязательный акт взаимовыручки, сближающий таких разных героев, и неизбежный вечер веселья у костра с бутылкой виски — в старом голливудском вестерне в углу кадра были бы привязаны две лошади.

И все же, несмотря на все свойственные дебюту недостатки, кое-что Нилсон со Шварцем сделали правильно — а именно настоящее кино с героями, на которых интересно смотреть. «Арахисовый сокол» (в кинотеатрах с 24 октября) уже получил на нескольких фестивалях призы зрительских симпатий. Это именно что фильм, который претендует не на профессиональные награды, а на то, чтобы ненавязчиво нравиться «обычным людям» — кто еще оценит штамп «семья — это то, что ты выбираешь»? Как правило, такие банальности произносят в фильмах о расовых или сексуальных меньшинствах, но авторы «Арахисового сокола» показывают аутсайдером белого гетеросексуального мужчину, тем более в исполнении Шайи Лабафа — такое раньше было возможно только в вестернах категории «Б» с Робертом Митчемом. По Нилсону и Шварцу, не нужно страдать генетическим отклонением, чтобы ощущать себя никому не нужным. То ли потому что «Арахисовый сокол» умеет деликатно обойтись с темой героя с синдромом Дауна, то ли дело в искренней игре Лабафа и Джонсон, но вы в итоге даже не заметите, как начнете сопереживать этим лузерам и совершенно не думать о том, что обычно люди так себя не ведут.

Фото: Capella Film