search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

«Белые линии» доказывают, что секс, наркотики и насилие никогда не портили старый добрый детектив

, 2 мин. на чтение
«Белые линии» доказывают, что секс, наркотики и насилие никогда не портили старый добрый детектив

В Альмерийской пустыне полиция находит труп, а вернее, мумию. По татуировке «Кика» на груди в юноше опознают Акселя Коллинза — британского диджея и круглосуточного тусовщика, который в конце 1990-х прибыл на Ибицу из Манчестера.

Через несколько лет, пресытившись испанским колоритом, он вроде бы отправился в Индию, оставив на Ибице менее решительных друзей. Дальше след Алекса затерялся, но с азиатскими паломниками такое случается. В общем, теперь копы нашли тело, а на опознание прилетела сестра покойного Зои (Лора Хэддок), которая решительно настроена найти убийцу. И тот факт, что для этого придется разворошить устоявшийся порядок, много лет подчиненный воле мафиозного семейства Калафат, девушку практически не пугает.

В принципе, примерно так, пожалуй, мог бы выглядеть линчевский «Твин Пикс», если бы из него солнцем и эйфоретиками выжгли весь мистический североамериканский туман, а также (в русле новейших гендерных тенденций) поменяли пол агенту Куперу и Лоре Палмер. Аксель Коллинз и есть эта самая Лора Палмер — на первый взгляд, невинная жертва, вокруг которой туго скрутились судьбы местных жителей. Что же до Зои, то она тоже постоянно записывает какие-то сообщения на «большую землю» — правда, в данном случае не загадочной Дайане, а всего лишь маме.

Придумал всю эту историю Алекс Пина — создатель «Бумажного дома», самого успешного неанглоязычного проекта Netflix. В том сериале речь шла об ограблении королевского монетного двора командой крайне изобретательных бандитов. Ноу-хау Пины заключается в том, что сюжет для обычного полнометражного фильма он сумел органично превратить в сериал, пятый сезон которого увидел свет 8 мая нынешнего года.

В «Белых линиях» этот творческий метод опознается моментально. Вместо того чтобы двигаться вперед, к разгадке, как полагается уважающему себя детективу, действие здесь практически сразу начинает петлять. Во-первых, параллельно расследованию Зои мы видим постепенно раскрывающуюся историю Акселя, уравновешивающую испанский зной манчестерской прохладой. Во-вторых, каждый из героев рано или поздно удостаивается более или менее обширного флэшбэка, зачастую уводящего действие в сторону и попросту дезориентирующего зрителя. И в этом, кстати, заключается еще одно сходство с «Твин Пиксом» — там ведь тоже суть была совсем не в окончании расследования, а в погружении в диковинный мир, в котором, кажется, возможно абсолютно все, как в кэрролловской Стране чудес.

В «Белых линиях» совсем нет никакой мистики, зато есть несколько персонажей, взаимоотношения которых становятся дополнительными центрами притяжения внимания. Вот, допустим, друг Акселя Маркус (Дэниел Мейс) и его возлюбленная Кика (Марта Миланс), рассуждающие о том, что делать в 40, если в 20 жил как бог. А вот охранник верховного семейства по прозвищу Боксер (Нуно Лопе) — бородатый боевик, который постоянно балансирует между пародией на южного бандита и рыцарем без страха и упрека. Аттракционов, впрочем, хватает и без драматургических изысков. Здесь постоянно то устраивают оргии, то пытаются спрятать несколько килограммов кокаина в морской лодке-банане, а то и вовсе пытают диджея, распяв на выстроенной из динамиков стенке. Короче говоря, если есть сейчас сериал, способный не только вызвать интерес, но и доставить настоящее — пусть и слегка животное — удовольствие, то это именно «Белые линии».

Фото: Netflix