, 2 мин. на чтение

Элизабет Мосс настолько хорошая актриса, что она делает «Человека-невидимку» почти видимым

, 2 мин. на чтение
Элизабет Мосс настолько хорошая актриса, что она делает «Человека-невидимку» почти видимым

Вышедший 5 марта в прокат «Человек-невидимка» из тех фильмов, которые ждала катастрофа, но в итоге все причастные одумались и все закончилось хорошо.

Явно с завистью наблюдая за тем, как принадлежащая Disney студия Marvel и другая — Warner Bros развивают свои перекрещивающиеся вселенные, на Universal вспомнили, что в пыльном сундуке лежит потенциальная золотая жила — время от времени переснимаемые «Мумия», «Человек-невидимка», «Франкенштейн» и «Доктор Джекил и мистер Хайд». Пример такого корпоративного кино уже можно было видеть три года назад в «Мумии», где Тома Круза мутузит мутировавший до непотребства Хайд в исполнении Рассела Кроу.

Но «Мумия» 2017-го недособрала в прокате и была единодушно признана неудачей, что похоронило всю «Темную вселенную» монстров Universal. К тому же Джонни Депп, утвержденный на роль Человека-невидимки, оскандалился с избиением тогдашней жены Эмбер Херд, так что тратить сотни миллионов на съемки фильма о том, как Депп сходит с ума и начинает абьюзить женщин, вдруг сразу показалось не лучшей идеей. Это как предложить Харви Вайнштейну спродюсировать фильм о жертвах сексуального насилия или Вуди Аллену — драму о страданиях педофила.

И тут какую-то светлую голову на студии осенило, и судьбу оставшегося без компании «Человека-невидимки», написанного Гербертом Уэллсом еще в конце XIX века, поручили сценаристу и режиссеру Ли Уоннеллу, в свое время придумавшему целый хоррор-киносериал «Пила».

Известно, что Уоннелл умеет работать дешево, а дешево означает минимальный риск для киностудии. Как только отпал Джонни Депп, бюджет сократился до всего 7 млн долларов, и если учесть, что «Человек-невидимка» собрал за первый же уикенд проката 29 млн, можно говорить о полном успехе.

Получившейся картине Депп, да и любой другой знаменитый актер и не нужен. Во-первых, это фильм не о гениальном ученом Эдриане Гриффине, а о его бывшей подруге. Во-вторых, он невидим — зачем зря тратить кучу денег, которых не будет на экране? В версии Уоннелла Гриффин появляется всего в нескольких сценах, поэтому кто его играет — совершенно не важно (на самом деле его играет актер Оливер Джексон-Коэн из сериала «Призраки дома на холме»). Другое дело — роль сбежавшей от него из-за постоянных унижений и избиений Сесилии Касс (Элизабет Мосс). Уоннелл называет актрису настоящим соавтором фильма — после прочтения сценария Мосс пришла к нему и очень неэгоистично вычеркнула массу своих реплик: «Я сыграю это глазами». И сыграла. Мосс настолько хорошая актриса, что, играя с пустотой перед собой, заставляет нас поверить в присутствие Эдриана. В общем, ей приходится играть за двоих — за себя и за невидимого партнера.

Благодаря специфике сюжета Уоннелл избежал еще одного штампа фильмов ужасов. Так как герой невидим, нас совершенно не обязательно пугать чем-то выпрыгивающим из темноты. Если сравнивать «Человека-невидимку» с другими хоррорами, он поражает своими простыми светлыми линиями, а также скупостью и одновременно эффективностью выразительных средств.

Из-за всего этого фильм Уоннелла напоминает даже не предыдущие экранизации «Человека-невидимки», от канонической, снятой Джеймсом Уэйлом в 1933-м до «Невидимки» (2000) Пола Верхувена, использующего свою способность, чтобы проникать в спальни к соседкам-блондинкам, а триллеры 1990-х «Основной инстинкт» и «Окончательный анализ», только с гендерным перевертышем — если там жертвами убийц-психопаток были мужчины, то тут это женщина, потомок несчастной и запуганной Ингрид Бергман из «Газового света».

Уоннелл настроен сказать что-то более серьезное, чем его предшественники. Сесилия выглядит феминистской героиней, которая в состоянии дать отпор распускавшему руки бывшему, а его не оправдывает никакая гениальность, как это происходило в ранних фильмах. «Человек-невидимка» всегда был историей об ученом, ставшем жертвой своего изобретения, — типичный сюжет для рубежа XIX и XX веков. В новой версии работа Эдриана уходит на второй план. В XXI веке моральные качества становятся важнее профессиональных.

Фото: UPI

Читайте также