search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Фильм «Морбиус» о жажде крови страдает анемией

, 3 мин. на чтение
Фильм «Морбиус» о жажде крови страдает анемией

«Не бойся, я не собираюсь превращаться в Дракулу», — успокаивает доктор Майкл Морбиус (Джаред Лето) коллегу и объект романтического интереса Мартину (Адриа Архона), когда она случайно поранилась, открывая банку с кошачьим кормом. «Я всегда считала Дракулу довольно романтичным», — отвечает бесстрашная Мартина, давая понять, что не прочь завести роман с монстром, который к тому моменту уже смешал свою ДНК с кровью летучей мыши-вампира, привезенной из Коста-Рики.

Кино всегда находило вампиров сексуальными и потому идеальными экранными героями. Проблема в том, что именно у «Морбиуса», нового ответвления от основной комиксовой вселенной Marvel (в кинотеатрах США с 1 апреля, у нас его можно посмотреть только у пиратов), не получилось пойти до конца и показать сложность жизни в теле вампира в результате осознанного экзистенциального выбора.

Плюсы:

— есть занятная теория, что фильмы о зомби снимаются в периоды правления консерваторов, а фильмы о вампирах — при либералах. Классическая «Ночь живых мертвецов» вышла на экраны в 1968-м накануне избрания республиканца Никсона, при демократе Картере появились сразу две экранизации Дракулы. В 1990-х при его однопартийце Клинтоне были сняты «Интервью с вампиром» и первый «Блэйд», при республиканце Буше-младшем — зомби-хорроры «28 дней спустя» и «Рассвет мертвецов», а при демократе Обаме расцвели вампирские «Сумерки» и «Настоящая кровь». При консерваторах передовые кинематографисты предупреждают нас о восставших из мертвых трупаках, которые пожирают живых, а при либералах на свет выходят изысканные обитатели ночи, потомки европейца Дракулы, делающие зло привлекательным и декадентским. Как бы там ни было, любое возвращение на экраны вампиров (в данном случае Морбиус появился при правлении демократа Байдена, так что вполне вписывается в теорию) — это разговор о настроениях общества, а не просто сказка про пьющих кровь монстров;

— есть и более прозаическая причина появления «Морбиуса» — желание компании Sony продолжить успех двух фильмов о Веноме с Томом Харди, которые относятся к комиксовой вселенной о Человеке-пауке. По идее, «Морбиус» и «Веномы» должны стать началом будущей серии фильмов, где герои Джареда Лето и Тома Харди встретятся с Человеком-пауком, Блэйдом и другими персонажами Marvel, уже давно любимыми зрителями;

— трогательные отсылки к вампирской классике, от которых бегут по телу приятные мурашки у любого киномана — например, Морбиус возвращается из Панамы на грузовом судне «Мурнау», причем делает он на нем примерно то же самое, что и Носферату на «Эмпузе» ровно сто лет назад;

— «Морбиус» начинается многообещающе. Два мальчика в районе 10 лет — Майкл и Люсиан — знакомятся в Греции в больнице. У обоих редкое заболевание крови, из-за которого им придется всю жизнь передвигаться на костылях, если не будет изобретено лекарство. Через 25 лет Майкл и Люсиан (Мэтт Смит), отзывающийся на данное ему другом имя Майло, занимаются именно этим — Майкл проводит испытания в лаборатории, финансируемой Майло, смешивает ДНК человека и летучей мыши, испытывает результат на себе и начинает нападать на людей;

— тут «Морбиус» превращается в историю о докторе Джекиле и мистере Хайде — Майкл хороший человек, он страдает оттого, что приходится пить человеческую кровь. На этом плюсы заканчиваются.

Минусы:

— сценаристы уходят от возможности исследовать двойственную природу человека, его вечную борьбу между добром и злом, заявленную в самом мифе о враче, ставшем собственным пациентом. Борьба переносится вовне, в отношения Майкла с Майло из-за детского соперничества за внимание учителя и названного отца Эмиля Николса (Джаред Харрис), который когда-то лечил их и, собственно, познакомил. Так фильм становится стандартным плоским кинокомиксом, только без таланта и чувства юмора, спасающего фильмы из основной киновселенной Marvel;

— режиссер Даниэль Эспиноза до сих пор ставил стандартные голливудские экшны «Код доступа «Кейптаун» и «Живое», но ему далеко до лучших фильмов Marvel;

— спорные моральные установки. Пока Морбиус пил кровь контрабандистов и других личностей с сомнительной биографией, ФБР готово было закрывать глаза на его странную диету. Но после того как жертвой вампира стала медсестра, мать-одиночка с двумя детьми, федералы приходят арестовывать доктора. Но кто сказал, что первые его жертвы не оставили с десяток голодных ртов после смерти? Разве убийца становится убийцей только потому, что начал убивать добропорядочных граждан?;

— предыдущий пункт приводит к другому сомнительному выводу, на котором настаивает фильм. Если герой убивает людей, но мучается содеянным, это разве снимает с него ответственность? Как показал успех сериалов «Клан Сопрано», «Во все тяжкие», «Декстер» и других, зрители готовы сопереживать антигерою. Но есть одно условие — кино должно быть сделано безупречно. О «Морбиусе» такого сказать нельзя. Зрители давно проехали такой тип внутренней битвы героя — когда на экранах около 30 лет назад шли триллеры вроде «Волка» с Джеком Николсоном, тоже неплохим человеком, которому поневоле приходилось убивать. «Морбиусу» хорошо бы сделать следующий шаг в развитии антигероя, но он уходит от разговора;

— больше всего обидно за Джареда Лето, который почти 30 лет соглашался на второстепенные роли у таких авторов, как Дэвид Финчер и Мэри Харрон, получил «Оскар» за роль трансгендера в «Далласском клубе покупателей», чтобы, наконец получив главную роль в марвеловской вселенной, оказаться в таком посредственном фильме.

Фото: Sony Pictures Releasing

Подписаться: