search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Где-то внутри «Поступи хаоса» есть другой, хороший фильм о том, кто такой настоящий мужчина

, 3 мин. на чтение
Где-то внутри «Поступи хаоса» есть другой, хороший фильм о том, кто такой настоящий мужчина

Это тот случай, когда плохие вещи случаются с хорошими людьми. Казалось бы, что плохого в идее дать Дагу Лайману, режиссеру, снявшему «Мистера и миссис Смит» и «Грань времени» — экшны, которые пересматриваешь каждый раз, когда их показывают по ТВ (настолько они хорошо сделаны), бюджет 125 млн, чтобы он снял сайенс-фикшн с самим Человеком-пауком Томом Холландом и звездой последней трилогии саги «Звездные войны» Дэйзи Ридли? Любой продюсер наскреб бы эту сумму на такую хорошую идею, потому что предыдущие фильмы Лаймана принесли сотни миллионов в прокате.

Студии Lionsgate такой проект тоже казался беспроигрышным в далеком 2012-м, когда она наняла Чарли Кауфмана, сценариста «Быть Джоном Малковичем» и «Адаптации», перенести на экран первую из young adult книг Патрика Несса. Конечно, Кауфман отнесся к материалу чересчур творчески, Lionsgate с ним рассталась, а через пять лет всплыл Даг Лайман. Потом снова начались проблемы. Фильм был почти снят, назначили день премьеры — 1 марта 2019 года, но потом его отправили на пересъемки, и, учитывая графики Холланда и Ридли, все переносилось снова, пока наконец «Поступь хаоса» не вышла в прокат в самое неудобное время — не только когда многие кинотеатры закрыты, но и когда вся культура young adult адаптаций вроде «Голодных игр» давно вышла из моды.

Но это все внешние проблемы, мало имеющие отношение к самому кино. Любой фильм должен вызывать какие-то эмоции, а уж сайенс-фикшн и подавно: это может быть страх, любопытство, что будет дальше, восхищение перед созданными авторами мирами. Такой реакцией может быть даже смех, и Лайману иногда удается его вызвать, например когда главный герой Тодд Хьюитт (Холланд) пытается скрыть от свалившейся на горящем космическом корабле Виолы (Ридли) свое подростковое восхищение. Дело в том, что все мужчины, живущие в 2257 году на планете, называемой просто Новым Миром, не умеют скрывать свои мысли. Учитывая, что всех женщин в их поселении Прентисстаун убили аборигены спэки (или так думает до поры до времени Тодд), Виола — первая девушка, которую он встретил в жизни. Холланду легко дается эта подростковая угловатость — в конце концов, он ее натренировал в нескольких фильмах о Человеке-пауке. Виоле тем временем надо помочь пересечь леса Нового Мира, чтобы отправить сигнал летящему ей на подмогу большому космическому кораблю.

Неловкие диалоги Холланда и Ридли — одно из немногих достоинств фильма, который местами смотрится как феминистская антиутопия. Виола слышит, о чем думает Тодд, он же не знает, что в голове у нее. Кажется, ей это дает фору, но на самом деле жертва здесь она — мужчины из Прентисстауна во главе с мэром Дэвидом Прентиссом (Маддс Миккельсен, как всегда, в ореоле своей крутизны) хотят перебить новых пришельцев и начать планируют с Виолы. «Мужчины должны убивать», — говорит Прентисс, и звучит это как в вестерне прошлого века, а не в бесполом сайенс-фикшне века XXIII. И это главная проблема фильма — вроде бы это неовестерн, учитывая, что почти весь фильм состоит из погони по лесам до ближайшего поселения, похожего на городок на Диком Западе. Но вестерн не доведен здесь до конца. Вроде бы это помесь вестерна с сайенс-фикшном, но мир, показанный на экране, несмотря на насекомых-ползунов и диету из свеклы, скорее похож на канадский лес, где и снимался фильм, а не на далекую планету. Визуализация мыслей, которую здесь называют шумом, поначалу кажется единственной по-настоящему новаторской находкой Несса, но так как назойливо повторяется в одних и тех же ситуациях, быстро надоедает. В фильме время от времени начинает проступать основная тема: каждый мужчина должен решить в итоге, с кем он пойдет — останется прозябать в своем привычном существовании или примет вызов и сделает конструктивный выбор, который приведет его в будущее. Но где-то по дороге эта хорошая мысль теряется, как и новые персонажи, возникающие по ходу действия без причины и смысла. Так что если исключить симпатичные пикировки Тодда и Виолы в духе романтических комедий 1930-х, можно сказать, что в остальном «Поступь хаоса» (в кинотеатрах с 25 марта) — это много шума из ничего в прямом смысле.

Фото: Централ Партнершип