search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Герою Евгения Стычкина в «Алиби» является Достоевский, и это здесь еще не самое странное

, 2 мин. на чтение
Герою Евгения Стычкина в «Алиби» является Достоевский, и это здесь еще не самое странное

Петр Решетников (Евгений Стычкин) — успешный сценарист, когда-то выстреливший с дебютом, а теперь перебивающийся на телевидении. Заработка хватает на огромную питерскую квартиру и содержание семьи, состоящей из жены Оли (Ольга Сутулова) и сына Саши (Яков Левда).

Еще у Решетникова есть тайна: уже несколько лет он является главой агентства «Алиби». В соответствии с названием он инкогнито помогает очень разным людям скрыть мелкие и крупные грешки. В офис к Петру косяком идут неверные мужья, сынки олигархов, попавшие в пьяную аварию, и другие живописные персонажи.

«Алиби» принципиально не связывается с криминалом, но остальные проблемы населения решает с огоньком, фантазией и размахом. Однажды тайная жизнь Решетникова оборачивается неожиданными последствиями, которые ставят под угрозу сначала работу, а потом и жизнь. Сначала в агентство обращается Оля, изменившая мужу во время командировки в Выборг. Потом рвущийся в депутаты бизнесмен Рудов (Дмитрий Куличков) оказывается не только любителем порки, но и насильником. И, наконец, Петру, лелеющему мечты о литературной карьере, начинает являться с наставлениями Федор Михайлович Достоевский (Тимофей Трибунцев), называющий Решетникова не иначе как говноделом.

О запасниках Первого канала давным-давно ходят легенды. Известно, что на тамошних полках сериалы порой ждут своего часа годами. «Алиби» было снято еще в 2018-м и за это время ежегодно входило в списки самых ожидаемых телепроектов. Выпуск тем не менее откладывался, а Евгений Стычкин в интервью открыто выражал надежду, что по истечении срока контракта сериал уйдет на какой-нибудь стриминг. Тем не менее «Алиби» дождалось эфира на телевидении, и уже по первым сериям понятно, что одной из причин задержек премьеры стало то, что сериал буквально не лезет ни в какие привычные ворота.

Плутовской процедурал о работе агентства стремительно отходит на второй план, уступая сквозной истории. Ее жанр и тональность тоже постоянно ускользают от определений. Даже в самые драматичные моменты «Алиби» не чурается абсурда, сюрреализма и элементарного чувства юмора, особенно ценного в эпоху «новой серьезности». Этих самых больших сквозных историй здесь, впрочем, тоже не на один, а примерно на три сезона. Сказывается, видимо, полусознательный и типичный для отечественных производителей страх того, что продолжения может и не быть. Маячит и другая опасность: желание в какой-то момент не просто напугать, а как следует оглушить зрителя очередным сюжетным поворотом. Этим грешили «Метод», «Триггер», «Колл-центр» и многие другие, но «Алиби» удивительным образом удается пару раз лишь чуть заступить за границу допустимого шока. Впрочем, странно было бы, если бы сериал, в котором действует Достоевский, не выскакивал периодически за флажки.

Именно этой работой с запредельными драматургическими решениями «Алиби» и завораживает. С одной стороны, герои разыгрывают достоверную семейно-криминальную драму — от химии между реальными супругами Стычкиным и Сутуловой искрит бесперебойно. С другой — в какой-то момент в сюжете фигурируют ведьмино проклятие и неуставные отношения школьника с репетитором. К середине сезона зрителя накрывает пьянящим чувством непредсказуемости — редкая по нынешним временам роскошь, особенно в случае с российской продукцией. Ощущение это, что приятно, не отпускает до самого финала, который оставляет немного горькое послевкусие, поскольку второго сезона спустя три года после съемок первого мы, очевидно, не дождемся.

Фото: Sreda