search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

«Хэллоуин убивает» лицемерно осуждает насилие, смакуя каждый удар ножом

, 2 мин. на чтение
«Хэллоуин убивает» лицемерно осуждает насилие, смакуя каждый удар ножом

Примерно в середине фильма главная героиня длящейся уже 40 лет эпопеи про Хэллоуин Лори Строд (Джейми Ли Кертис) говорит дочери и внучке: «Я убью его ценой своей жизни ради вас. Вы уйдете от той тьмы, которую я создала», — и зритель в этот момент благодарно кивает, потому что кинофраншиза про убийцу в маске Майкла Майерса уже настолько исхалтурилась за прошедшие десятилетия, что давно пора было поступить с ней, как убийца в маске со своими жертвами.

В конце почти каждой предыдущей части Майерс наконец-то погибал, но зрители знали, что это не конец — деньги имеют обыкновение заканчиваться, поэтому сценаристы каждый раз придумывали, каким образом этот живучий урод вернется, чтобы снова ходить по Хэддонфилду, штат Иллинойс, с ножом и мучить бедную Лори.

У Джейми Ли Кертис удивительная актерская судьба — так получилось, что всей своей карьерой она обязана всего 20 минутам присутствия ее матери Дженет Ли в 1960-м в «Психо» Альфреда Хичкока. Сцена убийства героини Ли в душе настолько прочно вошла в историю кино и подкорку зрительского сознания, что когда Джон Карпентер в 1978-м утвердил ее дочь на главную женскую роль в первом «Хэллоуине», фильм получил двойной смысл — дочь как бы представляла следующее поколение женщин, которые сами могут взять в руки нож и если не отомстить кинозлодею, то хотя бы на время защититься. Лори Строд стала первой киногероиней юной Джейми Ли Кертис и, возможно, если так будет продолжаться, может стать и последней — судя по тому, что следующая часть «Хэллоуина» выйдет в следующем году, играть одну и ту же героиню актрисе придется и в доме престарелых (сейчас ей 62 года).

Джейми Ли Кертис уходила из «Хэллоуина» после второй части, став знаменитой, и вернулась только через 20 лет после оригинального фильма Джона Карпентера, в 1998-м. Еще через два десятилетия, в 2018-м, она снова вернулась к своей Лори Строд, когда фильмы ужасов пережили новый всплеск популярности благодаря специализирующейся на них студии Blumhouse, спродюсировавшей и «Хэллоуин убивает». Фильм 2018 года собрал в мировом прокате больше 255 млн долларов — больше, чем любой хоррор в истории кино, поэтому было понятно, что Майкл Майерс вернется, а режиссер той части Дэвид Гордон Грин снимет и нынешнюю.

«Хэллоуин убивает» (в кинотеатрах с 21 октября) разыгрывает ностальгическую карту еще больше, чем предыдущие. События той ночи в 1970-х, когда Майкл взялся за нож и убил собственную сестру и соседей, показаны снова, немного под другим углом, чтобы обозначить мотивации нынешних героев. На экране появляются пережившие ту резню персонажи, постаревшие на 40 лет, только теперь они заняты модным сейчас публичным проговариванием травмы. Действие происходит сразу же после той ночи, когда Лори Строд подожгла Майкла вместе с домом в 2018-м. Но, конечно же, он выжил! Как будто могло быть иначе.

Сюжета здесь как такового, если не брать в расчет воспоминания выживших после нападения 40-летней давности, нет — Майкл Майерс просто ходит по домам и смачно режет людей, пытаясь пользоваться разными орудиями убийства, чтобы мы не заскучали. Говорят, что феномен Майерса в том, что это человек без лица и голоса, поэтому он и вызывает у публики животный страх — именно лицо и голос очеловечивают монстров, не дают нам их бояться и заставляют считать их ужасными, но все-таки людьми. Но «Хэллоуин убивает» перегибает палку. Когда Лори начинает бредить, что Майкл не человек, а воплощение абстрактного зла, то есть существо не из плоти и крови, теряешь к фильму всякий интерес. Понятно, что Майерс воплощает бездумное насилие, но наделять его сверхспособностями — это уже уход в сторону другой киновселенной, про супергероев и суперзлодеев. В одной сцене фильма жители Хэддонфилда дружно скандируют: «Зло умрет сегодня!» Сегодня, к сожалению, опять не получилось. Будем надеяться, что это случится все же в следующей части, которая называется «Хэллоуин заканчивается». Давно пора.

Фото: UPI