search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

«Красотка на взводе» Кейт Бекинсейл воплощает мечты женщин, которых бесят вероломные мужчины

, 3 мин. на чтение
«Красотка на взводе» Кейт Бекинсейл воплощает мечты женщин, которых бесят вероломные мужчины

Если вас многое бесит в современном мире, представьте, каково это, когда медицинское состояние заставляет вас реагировать на любой внешний раздражитель открытой агрессией.

У главной героини «Красотки на взводе» (в кинотеатрах с 29 июля) Линди врожденное эксплозивное расстройство личности, что в переводе на обычный человеческий язык означает повышенную взрывную конфликтность. Проще говоря, Линди (брюнетка Кейт Бекинсейл играет свою героиню-блондинку так, будто от роли отказалась Шарлиз Терон, но прическа скорее напомнит о Ким Бейсингер в «9 ½ неделях») начинает размахивать кулаками каждый раз, когда ей нахамят в ресторане или просто косо посмотрят. В каком-то смысле видеть, как Линди разбрасывает одной левой толпу крупных мужиков, служит хорошей терапией для зрителей, которые всегда мечтали дать сдачи хамам, но не делали этого из-за хороших манер или трусости. Линди — как супергероиня, только не совсем, ей просто при рождении досталось редкое заболевание.

Лекарств от расстройства Линди нет. Йога, экстремальный спорт и лекарства не помогли, наоборот, только привели к новым жертвам гипервспыльчивой девушки. Пройдя армию и поработав в охране, что вполне логично для человека с повышенным уровнем агрессии, Линди берет перерыв, чтобы переключиться на более «мирную» профессию фотографа, но, судя по ее снимкам, между нами, снимает она так себе.

Есть только один способ держать Линди в узде, причем почти буквально. Врач Манчин (Стенли Туччи) изобретает что-то вроде каркаса-жилета, провод от которого ведет к кнопке-ключу. Стоит Линди начать испытывать гнев, как она сама может его регулировать, просто нажав на кнопку. Доктор называет это экспозиционной терапией. С таким устройством девушка может даже позволить себе пойти на свидание, и оно не закончится, как все предыдущие, травматизмом для ухажеров.

Случается чудо — парень Джастин (Джей Кортни) оказывается остроумным, симпатичным, с аллергией на орехи и, главное, совершенно не боится, что Линди надерет ему зад, поэтому она приглашает его в свой холостяцкий лофт, где он снимает с нее жилет и устраивает ей лучший секс в жизни (а у Линди с таким-то характером его было немного).

Счастье длилось недолго — наутро Линди узнает, что ее нового парня нашли в мусорном баке с двумя пулями в голове, и девушка снова превращается из ласковой кошечки в фурию, решившую наказать убийц.

В общем, на этом можно ставить точку, потому что весь оставшийся фильм Кейт Бекинсейл мстит за своего парня, с которым провела всего один вечер, и уныло убивает мужчин с именами вроде Барри Каспарский. То, что начиналось как бодрая экшн-комедия, сменяется чередой драк, взрывов и перестрелок, что никогда в кино не мешало, только если не затеняло сюжет, желательно хороший. Но тут примерно с середины фильма экшн превращается в самоцель, что совсем обидно, потому что первая часть приятно удивляла брутальным бесстыдством («Будь у него кадык побольше, я бы так кайфанула», — говорит Линди, задушив очередного громилу ногами).

Помимо свежей энергии первой половины «Красотки на взводе» если в ней и есть что-то хорошее, так это Кейт Бекинсейл, которая в свои 48 лет выглядит максимум на 30 (не сочтите это за объективацию и сексизм). Оттого, что самые известные роли Бекинсейл были сыграны в экшнах («Ван Хельсинг», вампирская франшиза «Другой мир»), к ней мало кто серьезно относится как к актрисе. Но когда Бекинсейл снимается у режиссеров, видящих в ней не только женщину-воина, например у Уита Стиллмана в «Любви и дружбе» по Джейн Остин, она показывает весь свой актерский арсенал, наработанный за три десятилетия в кино и на телевидении.

«Красотка на взводе» снята Таней Векслер, представительницей поколения женщин, перешедших в высокобюджетное коммерческое кино после долгой работы в независимом на волне #MeToo. К сожалению, кроме показа бессмысленного экшна как мести женщины за мужскую подлость и жадность на экране ничего нет. К концу фильма вдруг появляется сама Сьюзен Сарандон, как бы передающая эстафету сильных киногероинь предыдущего поколения новому, чтобы сказать Линди что-то важное про ее дар, который можно использовать во благо (видимо, ради победы феминизма). Но выглядит это как неуклюжее оправдание сиквела, которого, скорее всего, не будет — чтобы снять вторую часть, нужно, чтобы как минимум кому-то понравилась первая, а таких людей немного.

Фото: Вольга