, 2 мин. на чтение

«Лед 2» от Жоры Крыжовникова показывает, каким может и должен быть российский киномейнстрим

, 2 мин. на чтение
«Лед 2» от Жоры Крыжовникова показывает, каким может и должен быть российский киномейнстрим

Когда два года назад на экраны вышел фильм Олега Трофима «Лед», от музыкальной мелодрамы про фигуристку Аглаю Тарасову и хоккеиста Александра Петрова кровь с разной интенсивностью лилась из глаз и ушей одновременно.

Прожекторы здесь били дальним светом прямо в камеру, чтобы скрыть неуклюжие спецэффекты, из динамиков звучали самые забубенные радиохиты за недолгую историю новой России в диапазоне от Титомира до Земфиры. Но народ повалил на «Лед» толпами — оказалось, что именно такое русское кино и нужно россиянам. В общем, сиквел был делом более или менее решенным, и тут продюсеры сделали неожиданный ход, предложив поставить его Жоре Крыжовникову. И что еще более удивительно, режиссер согласился, сильно повысив авторитет проекта в глазах тех, кто оперирует такой иллюзорной категорией, как хороший вкус.

После «Звоните ДиКаприо», в котором Александр Петров восемь серий умирал от СПИДа, попутно заражая всех значимых персонажей, от Крыжовникова можно было ожидать всего, чего угодно. Особенно учитывая, что в первом фильме героиня уже ломала себе хребет. Тем не менее, с первых же кадров ясно, что режиссер вовсе не собирается заниматься терроризомом и заставлять зрителя страдать сверх меры. Итак, Саша (Петров) — звезда иркутской хоккейной команды, Надя (Тарасова) — беременна. После того, как герои дают друг другу брачные клятвы, звучит «Аллилуйя» из рок-оперы «Юнона и Авось» (среди прочего — оммаж режиссера своему мастеру Марку Захарову). Дальше у Саши и Нади рождается дочь, однако воспитанием звезде хоккея приходится заниматься в одиночку. Раскрыть причины этой ситуации — все равно что пересказывать поездку на американских горках: непосредственность переживания будет испорчена.

Этот самый «аттракцион» в случае «Льда 2» (в кинотеатрах с 14 февраля) — действительно ключевое понятие. Крыжовников — один из немногих в российском кино, кто не просто умеет придумывать и обживать (как в данном случае) истории, но понимает законы и механику драматургических конструкций. «Лед 2» выстроен именно как американские горки или прыжок вниз головой с тарзанки. Это жесткая, надежная конструкция, взаимодействие с которой, тем не менее, ощутимо щекочет нервы, а на выходе дает пресловутый катарсис — в конце концов, это кино о том, как полезно иногда как следует упасть — на лед, например.

Впрочем, поклонники первого фильма формально получат именно то, чего ждут. Здесь есть мелодрама, закрученная вокруг разнообразных занятий на катке. Герои все так же поют любимые песни из золотого фонда любого российского караоке («Тополиный пух», «Нас не догонят»), но на этот раз идеально вписанные в сюжет и добавляющие истории дополнительное фантазийное измерение. Говоря проще, «Лед 2» — это не попытка взрыва системы изнутри, не внезапный прорыв артовой энергии в забродившем русском мейнстриме. Наоборот, это, пожалуй, один из самых убедительных примеров того, каким этот мейнстрим мог бы (а по-хорошему — должен) быть.

 Фото: СППР