, 2 мин. на чтение

«Маленькие пташки» оскорбят ваш хороший вкус, но кому он нужен, если невозможно оторваться?

, 2 мин. на чтение
«Маленькие пташки» оскорбят ваш хороший вкус, но кому он нужен, если невозможно оторваться?

Люси Сэвидж (Джуно Темпл) получает сперва рекомендации психоаналитика, потом револьвер из рук папы, садится на большой корабль и плывет из свингующего Нью-Йорка в одно из самых замечательных и диких мест на свете — Танжер 1950-х.


Формально она едет сочетаться законным браком с юным аристократом Хьюго Кавендишем-Смитом (Хью Скиннер), за которого ее выдает предприимчивый отец. По взгляду распахнутых и очень внимательных глаз видно, что девушка созрела и жаждет отдаться будущему супругу, которого в свете своих желаний явно несколько идеализирует. Масла в огонь подливает попутчица, которая в один из вечеров плавания рассказывает о незабываемом оргазме, который пережила во время казни русского преступника в Париже. Хьюго тем временем пытается выяснить отношения со своим любовником — арабским принцем Адамом, который призывает бежать в Египет, где вроде бы разрешены однополые браки. Вскоре после прибытия еще не разобравшаяся что к чему Люси встречает Шерифу (Юмна Марван) — проститутку, которая за большие деньги порет французских дипломатов в международной зоне и явно тоже жаждет лучшей участи. До поры за всем происходящим наблюдает глава французской миссии (Жан-Марк Барр), у которого по поводу всего происходящего явно свои планы.

Вышеизложенный сюжет не случайно выглядит не сплошным, а сшитым из множества новелл. В основе сериала «Маленькие пташки» — одноименный сборник рассказов Анаис Нин, женщины героической судьбы, любовницы автора «Тропика Рака» Генри Миллера и феминистской иконы. Имеющие вроде бы автобиографическую основу новеллы были изданы уже после смерти писательницы в середине 1970-х и не на шутку всколыхнули читателей. Проза Нин транслировала женский взгляд на эротику в литературе, подчеркнутый сочетанием с заслуженным именем. Экранизации эти рассказы ждали еще несколько десятков лет, и теперь снятый по ним сериал, вышедший в разгар обсуждений уместности фемоптики, удостоился преимущественно ругани. Видимо, от «Пташек» (сценарий и постановку которых тоже осуществили женщины) ждали какого-то свежего взгляда или хотя бы напоминания о том, что пресловутая фемповестка возникла отнюдь не вчера.

Ничего подобного в сериале действительно нет. Более того, он с первых же кадров производит совершенно издевательское впечатление. Режиссер Стейси Пассон и сценаристка София Аль-Мария, в сущности, превратили прозу Нин в то, чем она сегодня и является. Это фривольный декамерон, раскрашенный в анилиновые цвета раннего цветного кино, эффект которого усилен нынешней цифровой резкостью. С точки зрения психологической достоверности герои здесь существуют в регистре порнофильма с сюжетом — или терпкого похабного (но очень смешного) анекдота. Здесь есть БДСМ-бордель, похотливый бармен (который не тот, за кого себя выдает — привет, «Касабланка») и блондинка, мечтающая расстаться с невинностью. На фоне тараторит горластый шансонье и угрожающе прогуливается Жан-Марк Барр в мундирчике.

Это, конечно, произведения за пределами так называемого хорошего вкуса, но кому он нужен, если от этого зрелища невозможно оторваться все шесть серий? Ближе к концу постановщица окончательно слетает с катушек. Даже вызывающая сцена, в которой Жан-Марк Барр сует Джуно Темпл в рот жареную птичку-овсянку, кажется лишь увертюрой к финальной вакханалии. Все вместе это странным образом напоминает провалившийся шедевр Зака Снайдера «Запрещенный прием». Там тоже полураздетые девицы творили черт-те что (в «Пташках», впрочем, обошлось без паровых фашистов-зомби), но на круг безумие складывалось во вполне стройное высказывание. В обоих случаях оно в общих чертах одно и то же — какими бы хитрыми ни были мужчины, девочки всегда побеждают, потому что понимают друг друга без слов и умеют, если что, стрелять из базуки.

Фото: WARP FILMS