search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

«Мир Юрского периода: Господство»: слишком мало динозавров, слишком много болтовни

, 3 мин. на чтение
«Мир Юрского периода: Господство»: слишком мало динозавров, слишком много болтовни

«“Мир Юрского периода”? Не фанат», — произносит Джефф Голдблюм киноманскую шутку. В новом фильме его герой, доктор Йен Малкольм, имеет в виду парк развлечений из картины 2015 года, но мы понимаем его слова как выражение презрения ко всем сиквелам франшизы после того, как ее в качестве режиссера покинул Стивен Спилберг после «Парка Юрского периода 2» в 1997-м. В конце концов Голдблюм ушел из нее вслед за придумавшим всю эту эпопею с динозаврами режиссером.

Как бы там ни было, заключительная (?), третья часть второй трилогии франшизы выходит в мировой прокат (кроме России, где ее можно посмотреть только онлайн у пиратов) и, к сожалению, только доказывает правоту доктора Малкольма.

Плюсы:

— каждый сиквел должен чем-то удивлять. Этим летом, когда возвращается даже Том Круз с «Топ Ганом» из 1986-го, вполне логично вернуться к истокам и главной кинофраншизе о динозаврах, тем более что в следующем году ей 30. Снова занявший режиссерское кресло автор «Мира Юрского периода» 2015-го Колин Треворроу вернул почти всю команду из первого «Парка Юрского периода» Спилберга — повысивших градус ностальгической теплоты Лору Дерн, Сэма Нила и Джеффа Голдблюма, так что на экране сразу два поколения героев — в отсутствие интересных идей персонажам из предыдущих двух картин в исполнении Криса Пратта и Брайс Даллас Ховард явно нужно подкрепление;

— предыдущая часть, вышедшая четыре года назад, заканчивалась сюрреалистически-апокалиптической сценой — динозавры наконец-то вырвались в большой мир, не просто за пределы парка, как раньше, а в тот мир, где живем мы — в города, леса и степи. В финальной сцене царь зверей лев ревел на всю саванну, чтобы удивленно получить ответ от поднявшегося на противоположный берег тираннозавра. Теперь людям не нужно специально ехать смотреть на динозавров — достаточно выйти из дома, чтобы рискнуть быть съеденным голодной, как бы «вымершей» миллионы лет назад рептилией. Так что третья часть обещала быть насыщенной.

Минусы:

— конечно, прекрасно, что во франшизу вернулась старая гвардия, но ее заставляют нести такую чушь, что становится неловко. В какой-то момент Сэм Нил говорит коллеге во время раскопок: «Видите ли, палеонтология — это наука», и ему никто не отвечает: «Что, серьезно?»;

— первые два фильма Спилберга в 1990-х всем были хороши, кроме одного — изначально задуманные как картины для любого возраста, они были крайне некровожадными и такими же и остались. Динозавры здесь если кого-то и едят, то только на заднем плане и второстепенных персонажей, то есть зритель заранее начинает смотреть фильм, не переживая за известных актеров — им ничего не грозит, кроме пары ссадин. Существуют сотни фильмов про «опасную природу», где люди в качестве самозащиты убивают опасных животных — львов, акул, крокодилов, змей, волков и медведей. В этих картинах убийства животных оправдываются авторами. Но Спилберг изначально снимал «Парк Юрского периода» не как фильм ужасов, а как экологическую притчу — даже самые опасные хищники среди динозавров здесь неприкасаемы, как коровы в Индии. Нам нужно научиться жить вместе на одной Земле — так можно описать посыл всей франшизы, только он не учитывает, что чувствует человек, за которым гонится голодный велоцераптор, поэтому от всего этого гуманизма остается ощущение фальши;

— симпатичные киноцитаты не только из «Парка Юрского периода» 1990-х, но и из других фильмов Спилберга — трюк со слетевшей шляпой, которую Сэм Нил хватает прямо в последнюю секунду перед носом у хищного динозавра, взят прямиком из «Индианы Джонса»;

— все фильмы «Парка Юрского периода» не столько о динозаврах, сколько о корпоративной жадности, о том, как алчные инвесторы и потерявшие совесть ученые используют научные достижения ради прибылей, а не для блага человека и природы. Голливуд, состоящий из корпораций, всегда делал вид, что находится в оппозиции к большому бизнесу, чтобы апеллировать к классовому сознанию масс и зарабатывать на них сотни миллионов. Эти попытки быть на «стороне народа» за почти 30 лет поднадоели — каждый раз, когда на экране появляется очередной злодей (здесь его играет Кэмпбелл Скотт) и начинает вещать о возможностях генных экспериментов для сельского хозяйства, вспоминаешь, что слышал все это много раз;

— сюжет «Мира Юрского периода: Господство» состоит в том, что лаборатория злодейской компании Biosyn выращивает саранчу с генами, исчезнувшими еще в меловой период, и тут же — семена с иммунитетом к этим генам. Герои, среди которых есть и девочка Мэйзи (Изабелла Сермон), которую мать-ученая создала из своих генов, выводят негодяев на чистую воду, так что динозавры здесь только фон для обсуждения проблем людей и насекомых;

— герой Криса Пратта продолжает, как и в предыдущих двух фильмах, пытаться общаться со своими любимыми рапторами — и все так же безрезультатно. Известно, что рептилии не приручаются, как бы ни хотели авторы «Мира Юрского периода» убедить нас в обратном;

— первый час не происходит почти ничего, кроме долгих и скучных разговоров. Это больше многословная драма, чем экшн про динозавров;

— главный минус фильма о динозаврах — отсутствие экшна с динозаврами.

Фото: Universal Pictures

Подписаться: