search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Наши родные «Вампиры средней полосы» предпочитают сексу заботу и любовь

, 2 мин. на чтение
Наши родные «Вампиры средней полосы» предпочитают сексу заботу и любовь

«Есть у нас с товарищем Сталиным одна кровавая тайна», — пенсионер Святослав Вернидубович (Юрий Стоянов) снимает с полки томик из собрания сочинений вождя и — достает оттуда фляжку.

Во фляжке кровь, которая нужна, чтобы помочь справиться с голодным припадком новообращенному вампиру Женьке (Глеб Калюжный). Юноша весь день тыкал себя ножом и пытался повеситься, обрадовавшись полученной вместе с клыками регенерации, но несколько не рассчитал силы. Святослав Вернидубович (для близких — дед Слава) уже, кажется, многократно пожалел, что обратил Женьку, но бросить его не может — теперь это буквально родная кровь. Есть у деда Славы и другие подопечные: следователь Анна (Екатерина Кузнецова) и врач Жан Иванович (Артем Ткаченко). Все вместе они живут в современном Смоленске, но людям не досаждают — кровь пьют исключительно донорскую. Но однажды в пригородном поселке Вешки находят два обескровленных тела. Подозрение падает на Женьку, но хуже всего, что в город прибывают Хранители во главе с Ириной Витальевной (Татьяна Догилева). Эти люди испокон века следят за соблюдением вампирами гуманитарных договоренностей, за нарушение которых полагается казнь. Чуть кряхтя, дед Слава с трудом выбивает у Ирины Витальевны неделю на собственное расследование случившегося и отправляется на поиски убийцы-беспредельщика.

Вампиры были и остаются важными героями поп-культуры вот уже второй (по меньшей мере) век подряд. Кровососы замечательно годятся на роль метафоры или символа чего угодно, от потери невинности (или какой-то другой инициации) до классовой борьбы. Неизменным магнитом в этом смысле, конечно, выступает бешеная вампирская сексуальность, вечный двигатель любых проявлений жанра, от «Дракулы» до «Сумерек» и «Настоящей крови». Меланхоличные вампиры из фильмов Джармуша («Выживут только любовники») и Тайки Вайтити («Реальные упыри») эту тенденцию, в общем, только подтверждали.

Когда «Вампиров средней полосы» только анонсировали, от них ждали русской версии как раз «Реальных упырей» — и тем удивительней результат. Разумеется, с первых кадров понятно, что авторы сериала в курсе деяний предшественников. Однако отечественные кровососы медленно (в пенсионерском темпе героя Стоянова), но неуклонно разворачивают сериал в сторону от прямых подражаний.

«Вампиры средней полосы», конечно, куда больше похожи на «Семейку Аддамс» — в том смысле, что это тоже кино прежде всего про семью. При этом сериал обаятельно избегает любых самоочевидных жанровых поворотов. Здесь, конечно, будут и шутки про упырей у власти, и про выбравших вечную жизнь звезд, но прозвучат они деликатно, в полголоса, где-то на периферии действия. В центре же хитрое устройство провинциального вампирского быта, понимание того, что обшарпанный Смоленск с его тысячелетней историей уже сам по себе отличная декорация для русского извода готического жанра. Почти нету здесь и секса. За эротическую линию вроде бы отвечает бывший наполеоновский врач Жан Иванович, но и его чувственные пируэты наполнены какой-то милой нелепостью.

Вместо секса здесь, как ни смешно, забота и любовь (вечная рифма к главной вампирской пище). После традиционно несуразной первой серии (русские сериалы вообще не сильны в экспозиции) странное семейство с его обычаями и дрязгами абсолютно завоевывает внимание. Ну а детективная интрига на медленном ходу двигает сюжет, не давая заскучать и намекая, что в финале сезона «Вампиры» вполне могут преподнести несколько сюрпризов.

Легально сериал можно посмотреть на сервисе Start.

Фото: Start