search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

«Парижская полиция 1900»: декаданс, порок, труп в Сене и немного импрессионизма

, 2 мин. на чтение
«Парижская полиция 1900»: декаданс, порок, труп в Сене и немного импрессионизма

В последние годы как-то почти незаметно в моду вошла рефлексия на тему рубежа прошлого и позапрошлого веков. После «Острых козырьков» появились «Алиенист» и всевозможные вариации на тему приключений Шерлока Холмса (скоро на Netflix, кстати, выходит очередная).

Австрийцы с немцами сделали детективный сериал «Фрейд» — про юные годы родоначальника психоанализа. Французы некоторое время отмалчивались и забрасывали на эту территорию пробные камни, но вот и первый настоящий сериал-блокбастер — на каждую из восьми серий «Парижской полиции 1900» потрачено по два миллиона евро, а шоураннером стал Фабьен Нури — автор графического романа «Смерть Сталина», по которому поставлен одноименный фильм, всполошивший русский Минкульт.

В отношении родной истории Нури позволяет себе куда меньше вольностей, но прологом сериала тем не менее служит сцена минета, оказавшегося смертельным для французского президента Феликса Фора. Перед гибелью Фор успевает набросать для зрителя политический расклад в республике: с одной стороны — антисемиты, с другой — анархисты, которых спонсируют богатые евреи. Обстановка накаляется еще и тем фактом, что из заключения для повторного судебного разбирательства вот-вот должен вернуться обвиненный в шпионаже Альфред Дрейфус (об этом деле недавно снял фильм Роман Полански). Полиция спешно вербует в информаторы куртизанку Маргерит Стенель (Эвелин Брошу) — невольную виновницу смерти президента. Параллельно в Сене вылавливают чемодан с расчлененным женским телом, а расследование берут на себя опытный комиссар Кошефер (Александр Троки) и его молодой коллега Антуан Жуэн (Жереми Лаэрт).

От количества действующих лиц и сюжетных линий несколько рябит в глазах не только в пересказе, но и в первых эпизодах. Некоторые из них сойдут со сцены вскоре после начала истории, однако появятся новые. Спасает здесь расслабленное, но уверенное чувство ритма. Нури, очевидно, знает, что хочет рассказать, и крепкая рука сценариста помогает не увязнуть в хитросплетениях повествования. Кроме того, быстро намечаются и пресловутые исторические параллели. «Парижская полиция 1900» претендует на то, чтобы стать довольно подробной панорамой эпохи с акцентами на присущий ей антисемитизм и прочий шовинизм. В частности, одной из важных героинь здесь стала Жанна Шовен — еврейка и первая в истории Франции женщина, выступавшая в суде как адвокат.

Создатели сериала прекрасно отдают себе отчет в существующей конкуренции. Они не пытаются тягаться с англичанами в готической смури или с немцами в психиатрической точности. Упор здесь сделан на то, в чем французы всегда были впереди всей Европы: декадентская порочность, поэзия трущоб и немного импрессионизма. Благородные дамы развлекают себя инъекциями только что появившегося героина, мясник за суровым видом скрывает трепетное сердце, а пейзажи сами просятся на живописные полотна. Об эстетической ценности сериала говорит уже тот факт, что в его поклонницы на днях записалась Рената Литвинова, похвалившая «Французскую полицию 1900» в своем инстаграме. Ну а тем, кого не слишком манит безупречно выдержанный стиль, сериал способен подарить ощущение живой, творящейся прямо на глазах истории. Как говорит один из героев префект Луи Лепин (Марк Барбе), установивший в каждом отделении полиции телефонные аппараты, «нас с вами забудут, а телефоны — останутся».

Легально сериал можно посмотреть в «Амедиатеке».

Фото: Амедиатека