search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

«Пэм и Томми»: когда звезды еще были дикими

, 2 мин. на чтение
«Пэм и Томми»: когда звезды еще были дикими

История любви и публикации домашнего порно Томми Ли и Памелы Андерсон — очевиднейшая тема для кино, даже странно, что сериал сняли только сейчас.

Вполне вероятно, дело в том, что этот эпизод обошли в нашумевшем байопике Mötley Crüe (группы, где Томми служит барабанщиком) «Грязь» — если бы авторы решили обратиться к этой истории, она перетянула бы на себя все зрительское внимание. Как неизменно перетягивал его и сам ударник — безусловный шоумен коллектива. Однако, по всей вероятности, именно отсутствие этого сюжета в парадном кинопортрете и спровоцировало появление «Пэм и Томми», так что все к лучшему — сериал в конце концов располагает к более сложной и изящной композиции.

Собственно, начинается все с полноценного пролога. Проводником для зрителя значительную часть времени выступает Рэнд Готье (Сет Роген, который здесь еще и шоураннер — совместно с Эваном Голдбергом). Рэнд — плотник, пытающийся кое-как реализовать идеи реконструкции особняка, которые его владелец Томми Ли (Себастиан Стэн) выдает, когда выходит из спальни в стрингах попить водички. Рок-звезда увлечена сексом со спасательницей Малибу (Лили Джеймс в роли Памелы почти не появляется в первой серии), так что мысли его отличаются взбалмошностью. Шум из спальни нервирует Рэнда, а потом ему еще и отказываются платить. Тогда он крадет из дома огромный сейф, в котором находит кассету с домашним видео. Заручившись поддержкой знакомого порнопродюсера (Ник Офферман), Готье организует продажу копий записи через интернет.

Впрочем, это, разумеется, лишь юмористическая рамка сюжета о головокружительном романе заглавных героев.  Это был, конечно, союз, заключенный на небесах. Она — главная блондинка американских 1990-х, богиня с постоянно растущей грудью в красном купальнике. Он — зататуированный барабанщик самой дикой группы эпохи «волосатого металла» Mötley Crüe, человек с добрым сердцем и огромным членом (отношениям с которым в сериале посвящена отдельная сюжетная линия).

Совершенно логично, что снять три «установочные» (четвертая из восьми выйдет 9 февраля), что называется, серии Голдберг и Роген позвали австралийца Крейга Гиллеспи. В его вкусе к живописанию звездного зоопарка все желающие уже давно убедились — в последний раз во время диснеевских гастролей постановщика в «Круэлле». Благодаря Гиллеспи сериал обладает известной долей сюрреалистичности. С одной стороны, Стэн и Джеймс сверхъестественно похожи на своих прототипов. С другой — события сериала выглядят невероятными не столько сами по себе, сколько благодаря веселому борзому драйву, с которым сняты и смонтированы. Именно Гиллеспи, по всей видимости, сумел оградить «Пэм и Томми» от сравнений, например, с «Американской историей преступлений» Райана Мерфи. Если последний предпочитает фарс, то история Андерсон и Ли именно что репортаж из зоопарка или, если угодно, из жизни сверхлюдей. Именно явное и заразительное восхищение героями делает «Пэм и Томми» одним из лучших предложений сезона. Эти несуразные люди-звери — инфантильные, руководствующиеся базовыми инстинктами и при этом взбалмошные, смотрятся настоящими звездами. Теми самыми, на которых нам всем втайне хочется хоть немного походить. И в том, что увидеть их сегодня можно столь редко, что надо снимать сериал, есть очевидная трогательная и даже пронзительная нота.

Фото: Hulu

Подписаться: