search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Пенелопа Крус вымучивает шедевр в сатире на процесс творчества «Главная роль»

, 2 мин. на чтение
Пенелопа Крус вымучивает шедевр в сатире на процесс творчества «Главная роль»

Главный комплимент, который один актер может сделать другому, — способность оценить его профессиональную щедрость на съемочной площадке, умение задавить свое тщеславие ради достижения лучшего результата из возможных.

«Главная роль» (в кинотеатрах с 30 июня) аргентинских режиссеров и сценаристов Мариано Кона и Гастона Дюпра высмеивает почти каждый штамп, связанный с производством кино — от самой причины, по которой его начинают снимать, до лицемерных штампов, сопровождающих фильм во время фестивального сезона наград.

Плюсы:

— сюжет, насмехающийся над инвесторами-любителями, которые занимаются не своим делом. Основатель фармацевтической компании Умберто Суарес (Хосе Луис Гомес) к старости решил озаботиться тем, какой он оставит след в истории. Перебирая варианты, миллионер вдруг решает, что лучшим памятником ему при жизни станет фильм. Не просто фильм. Шедевр. По книге, обязательно получившей Нобелевскую премию (сам ее прочесть Умберто не успевает: не любит читать). Снятый самым сейчас скандальным кинорежиссером (а лучше режиссеркой — это модно). С участием звезд, и не просто звезд, а уважаемых в профессиональном кругу. Бюджет выделен такой, что команда находится быстро — экстравагантная постановщица с «Золотой пальмовой ветвью» Лола Куэвас (Пенелопа Крус), стареющий международный сердцеед Феликс Риверо (Антонио Бандерас) и театральный гигант, кумир интеллектуалов Иван Торрес (Оскар Мартинес). Втроем им нужно экранизировать престижный роман «Соперничество» о противостоянии двух братьев, настолько связанных кровью, что Лола вульгарно сравнивает их с двумя черешенками на одной ножке. И это только начало;

— актеры. Пенелопа Крус со знанием дела играет эксцентричную постановщицу-лесбиянку, на которых наверняка насмотрелась на кинофестивалях. Лола каждое свое действо обставляет с драматическим эффектом, выдавая его за свой «творческий метод». К счастью, Крус не скатывается окончательно в пародию, наоборот, к финалу Лоле становится скучной возня мужских актерских эго, и она начинает все чаще срываться, показывая, что она все-таки человек, а не фальшивая конструкция из штампов о творце и его произведении. Антонио Бандерас ей не уступает, смачно издеваясь над собственным имиджем «латинского мачо», который стал знаменитостью благодаря внешности;

— Лола рада, что пригласила на главные роли представителей двух разных школ, надеясь, что из этого замеса высечется искра, что вульгарный, но яркий и талантливый шоумен Феликс, который, как он говорит, «просто придет и произнесет текст», растормошит театрального интеллектуала Ивана, подводящего под каждую роль концептуальную основу. Но жизнь устроена по-другому — по ходу репетиций актеры все меньше могут скрывать презрение ко всему, что олицетворяет его визави. Соперничество братьев в книге переходит в противостояние в жизни. В этом смысле Кон и Дюпра не дают человечеству шанса на искупление, к которому так любят приходить в голливудских драмах. Ближе к финалу начинается совсем уже криминальный сюжет, и «Главная роль» из веселой сатиры превращается в жестокий триллер;

— «Главная роль» имеет дело не только с двумя манерами игры — Феликс и Иван олицетворяют собой два абсолютно разных поведенческих типажа. Экстраверт и интроверт, поверхностный и глубокий, приспособленец и аутсайдер — Кон и Дюпра играют этими противопоставлениями, не становясь ни на чью сторону — в какой-то момент «серьезный актер» Иван, осуждающий Феликса за преклонение перед тщеславным институтом профессиональных наград, сам репетирует речь на «Оскаре», когда думает, что его никто не видит.

Минус:

— «Главную роль» смотреть легко и приятно, ее создатели делают все, чтобы зрителю не было скучно, а многие наблюдения за процессом создания фильма подмечены точно. И все же Кону и Дюпра не удается выдержать издевательскую интонацию до конца. Сменившему жанр сатиры на вполне серьезный триллер перед самым финалом фильму как будто изменило чувство вкуса, так что он сам стал похож на своих героев, которые забыли, что как только ты меняешь спасительную иронию на напыщенное проговаривание истин, сам рискуешь стать объектом для насмешки.

Фото: Про:взгляд

Подписаться: