search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

«Перевал Дятлова» смотрится как лютая сказка, оборотная сторона советского кинофасада

, 2 мин. на чтение
«Перевал Дятлова» смотрится как лютая сказка, оборотная сторона советского кинофасада

Российская история сама по себе настолько чудовищна, что ей никак не удается обзавестись полноценной мифологией. Канон хоррор-литературы у нас до сих пор ограничивается Гоголем и парой новелл Алексея Константиновича Толстого.

Что же до фильмов ужасов, то до недавнего времени у нас получалось что-то вроде балабановского «Груза 200» — сгущенная реальность, а не полет фантазии. История гибели туристической группы Игоря Дятлова зимой 1959-го в этом смысле настоящий клад. Результаты советского расследования и современного доследования по-прежнему засекречены, так что непонятно не только что случилось, но и что об этом в принципе известно. Существует 75 (!) версий случившегося. Несколько лет назад «перевал Дятлова» сделали самостоятельным мистическим местом — в фильме Ренни Харлина «Тайна перевала Дятлова», который спродюсировал Александр Роднянский. Постановщик второго «Крепкого орешка», однако, в отсутствие фактуры сделал ставку на сборник общих мест со скримерами, а фильм скорее провалился.

Нынешнюю попытку художественного осмысления загадочной трагедии затеяли продюсеры Валерий Федорович и Евгений Никишов, ответственные за продукцию каналов ТНТ и ТВ-3, а также сервиса Premier. Импульс дал их давний соратник Илья Куликов — шоураннер «Глухаря», «Закона каменных джунглей» и «Полицейского с Рублевки». Благодаря последовательному отображению в своих произведениях правоохранителей Куликов имеет знакомства среди силовиков, которые и открыли ему доступ к архивам. Прочитав документы, среди которых были дневники участников похода, Куликов придумал сериал «Перевал Дятлова», а его режиссерами стали Федорович, Никишов, постановщик «Эпидемии» Павел Костомаров и дебютант Степан Гордеев.

Количество постановщиков связано с фокусом, который становится понятен в начале второй серии. Дело в том, что действие здесь развивается в двух временных периодах. Нечетные серии рассказывают о расследовании случившегося, которое ведет ветеран Великой Отечественной кагэбэшник Костин (Петр Федоров). Эта часть сделана в жанре трэш-нуара с флэшбэками в духе видеоигр про замок Вульфенштейн. Оккультные эксперименты Аненербе, изуродованные трупы, дальше вполне могут появиться фашисты-зомби. За эту часть отвечали Федорович и Никишов. Четные же серии — поставленная Костомаровым и Гордеевым тщательная реконструкция собственно похода «дятловцев» навстречу гибели. Эстетика здесь совершенно иная — не «Касл-Рок», а скорее «Девчата», с той поправкой, конечно, что все эти очаровательные герои с усами и косичками будут скоро и страшно убиты.

Создатели гордятся тем, что в «Перевале Дятлова» очень мало вымышленных персонажей, а актеры подобраны по принципу сходства с прототипами. В финале же обещано некое окончательное решение, гипотеза-разгадка, которую авторы сделали на основе своих исследований.

«Перевал Дятлова» сразу цепляет даже не тем, что сделан очевидно дорого и снят на пленку, а нелинейной драматургией и инъекцией живительного трэша, которого у нас по-прежнему принято стесняться. Сама история «дятловцев» — это в некотором смысле оборотная сторона лучезарного советского кинофасада вроде тех же «Девчат». И этот эффект в сериале работает безотказно — несмотря на постмодернистские шутки вроде эпизодического появления Бориса Ельцина (впрочем, возможно, он и правда чуть не отправился в поход с несчастными).

Сериал выходит в эфир на волне успеха «Эпидемии» на Netflix и комплиментов со стороны Стивена Кинга. Сулить подобную судьбу «Перевалу Дятлова», пожалуй, пока рановато, однако если сериал сохранит энергию первых серий, то у него есть все шансы стать ярчайшим событием по крайней мере в российском телесезоне. Потому что, несмотря на все диковатые детали, здесь есть заявка на создание той самой лютой сказки, которая говорит о советской были достоверней неизменно противоречащих друг другу документов.

Фото: Premier