search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Почему нам сегодня совсем не нужен новый (и, кажется, последний) «Рэмбо»

, 2 мин. на чтение
Почему нам сегодня совсем не нужен новый (и, кажется, последний) «Рэмбо»

Возвращение на экран великих франшиз прошлого — вещь неизбежная и неловкая.

Сейчас Джеймс Кэмерон подключился к реанимации много лет тонущего «Терминатора», но до его (и его экс-супруги Линды Хэмилтон в роли Сары Коннор) возвращения результаты у великого киносериала были хоть стой, хоть падай. «Крепкий орешек» вроде бы храбрится и пытается вернуться в прошлое героя (Брюс Уиллис до сих пор выбирает артиста, который сыграет Джона Макклейна в юности). На ниве камбэков Сильвестр Сталлоне преуспел больше прочих — видимо, в силу незыблемой веры в идеалы прошлого.

Вскоре после выхода в 2008-м предыдущего, четвертого по счету, «Рэмбо» Сталлоне иронически сетовал, что нынешние артисты совсем не те, что раньше. Он рассуждал, что его вьетнамский ветеран не оставил бы мокрого места от суперагента Джейсона Борна. Тогда на носу была краткая эра «Неудержимых» — собранной Сталлоне супергруппы последних героев боевика. Радость была недолгой, аттракцион про энергичных и мускулистых пенсионеров публике быстро надоел. Слай остался один. Однако поразительным образом ему удалось совершить прощальный поклон в роли Рокки Бальбоа в «Криде» и получить вторую номинацию на «Оскар». Эти события в итоге и дали зеленый свет пятой и, по-видимому, последней серии приключений Джона Рэмбо «Последняя кровь» (в кинотеатрах с 19 сентября). Сценарий Сталлоне, впрочем, писал с 2008-го. Вариантов было несколько — фигурировала, в частности, история о схватке с какой-то фантастической тварью за полярным кругом. Артист же в итоге выбрал самый очевидный — компактный и в то же время неуклюже массивный фильм-надгробие своему великому образу.

«Последнюю кровь», как ни удивительно, очень легко хвалить. Чтобы потерять всякую волю, достаточно всмотреться в физиономию исполнителя главной роли. Лицо Сталлоне после всех взлетов и падений приобрело какие-то совсем монументальные складки. Его артритная пластика величественна, его глаза мудры — сценарий тут, в общем, и не нужен, можно просто ходить туда-сюда. Слай, собственно, этим и занимается. Вожделенного фанатами экшна здесь от силы минут двадцать (зато основная часть происходит под песню The Doors «Five To One»). Все остальное время Рэмбо красиво и тоскливо смотрит в камеру, поучает названную племянницу, кует нож в выкопанных под собственным ранчо катакомбах и обещает похитившим родственницу мексиканским негодяям мучительную смерть. Глядя на все это, и правда тяжело не растрогаться. В конце концов, Сталлоне-сценарист сам написал себе искренние и чудовищные реплики — он отлично знает, какие слова из его тяжело размыкающихся уст звучат предельно органично.

Однако если сделать (немалое) усилие и стряхнуть с себя тяжкий груз обаяния Слая, от картины не останется ничего заслуживающего хоть какого-то внимания. Сталлоне вроде как пытается сыграть на возрождении холодной войны, но нынешняя инкарнация Рэмбо — это даже не динозавр, а траченный временем и не вовремя оживший игрушечный солдатик. Он изо всех сил пытается изобразить «Непрощенного», но получается в лучшем случае странный микс «Заложницы» с «Одним дома». Такой фильм еще как-то смотрелся бы в качестве комплимента от Netflix, но уж никак не на большом экране в 2019-м.

В 1982-м в финале «Первой крови» Джон Рэмбо произносил длинный душераздирающий монолог — гениальную иллюстрацию посттравматического расстройства, которым страдали многие вьетнамские ветераны. Нынешний Рэмбо помнит, что все его друзья погибли, но не вполне уверен, где. Он путается в словах, прет напролом и ломает ребра скорее по инерции, а не руководствуясь неписаным кодексом чести. Все это похоже на устроенный из-под палки «урок мужества» (был такой формат в советских школах) — уважать себя заставил и лучше выдумать не смог. Но боже мой, какая мука…

После выхода уже мало кому нужного «Рэмбо 4» Сталлоне шутил, что хотел бы попробовать себя в качестве героя романтической комедии. И это по-прежнему звучит как отличный план — если бы теряющий память Джон Рэмбо нашел свою единственную (и последнюю) любовь в доме престарелых, это был бы блестящий финал, вполне в духе эпохи растущей на дрожжах толерантности. Право слово, хватит уже крови.

Фото: MEGOGO Distribution