search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

После сериала «Hi-Fi» Зои Кравиц по праву может считать себя главной героиней поколения 30-летних

, 2 мин. на чтение
После сериала «Hi-Fi» Зои Кравиц по праву может считать себя главной героиней поколения 30-летних

Похоже, у «малыша Йоды» из диснеевского «Мандалорца» наконец появился серьезный конкурент — вернее, конечно, конкурентка.

Знакомьтесь, Роб (Зои Кравиц) — обладательница вечно чуть расфокусированных и немного печальных глаз, спутанных дредов и магазина пластинок. Вместе с ней там работают энергичная черная девица Шериз (Да’Вин Джой Рэндольф) и Саймон (Дэвид Холмс) — экс-бойфренд Роб, с которым они расстались, поскольку именно эти отношения проявили в юноше гомосексуальность. Недавно Роб снова начала курить — в Нью-Йорк вернулся другой ее экс-бойфренд, Мак (Кингсли Бен-Адир), от разрыва с которым она до сих пор до конца не оправилась. Кроме того, в ее жизни появился Клайд (Джейк Лэси) — явно слишком правильный, но такой милый и добрый качок из районного спортзала.

Новые экранизации и ремейки культовых произведений — затея по определению, как правило, странная и обреченная если не на провал, то на осуждение. В данном случае авторам удалось попасть сразу по двум мишеням. С одной стороны, роман «HiFi» Ника Хорнби — культовая книжка из 1990-х, один из тихих и уютных гимнов меломанов-аутсайдеров, действие которой, правда, разворачивалось в Лондоне. В Нью-Йорк же герои переехали благодаря Стивену Фрирзу, который в 2000 году сделал экранизацию с Джоном Кьюсаком, тоже горячо любимую зрителями. Причем любимую не в последнюю очередь из-за сильной ностальгической ноты. В эпоху стриминга уже сложно объяснить широкому зрителю, что значит найти пластинку, которую искал много лет. Как почти невозможно передать романтику микстейпов, которые в 1990-х принято было записывать, чтобы через любимые песни объясниться в лучших чувствах. И тем приятнее, что сериал от Hulu убедительно показывает, что кино про аутсайдеров имеет все шансы расцвести в эпоху Дональда Трампа.

Сериальный формат сам собой подталкивает к более скрупулезному обращению с первоначальным текстом, дает возможность больше сосредоточиться на деталях. В данном случае роман Хорнби выступает в роли не столько первоисточника, сколько матрицы, в которую идеально вписались многие приметы времени. Один из ударных эпизодов, к примеру, посвящен тому, что герои решают, стоит ли им торговать пластинками Майкла Джексона. Сцена, в которой одна героиня обзывает другую Поланским, здесь тоже есть. Общий расклад же даже больше, чем в фильме Фрирза, по духу напоминает фильмы Джона Хьюза вроде «Клуба “Завтрак”». Однако в этом нет ни капли тоски по прошлому. Просто оказывается, что, несмотря на все многочисленные технологические изменения, молодым быть по-прежнему не слишком легко, но очень приятно.

Ну а главное достояние сериала — это, конечно, главная героиня. После многочисленных более или менее ярких ролей второго плана Зои Кравиц наконец получила абсолютно заслуженный бенефис. Она так же, как и Джон Кьюсак в старом фильме, постоянно обращается напрямую к зрителю, но на этом поле для сравнений заканчивается (не считая того, что ее мать Лиза Боне тоже играла в фильме Фрирза). Практически не меняя выражения лица, она отыгрывает сомнения, растерянность, ранимость, мудрость, легкость — огромный диапазон эмоций, который превращает ее, пожалуй, в главную (на данный момент) героиню нынешнего телесезона. Добавьте к этому внушительное количество по-настоящему ударных реплик, которые сразу хочется растащить на цитаты, и получите готовую героиню поколения нынешних 30-летних. И особенно в этом смысле приятно, что авторы несколько поменяли исходную фабулу и явно рассчитывают на то, что в ближайшем будущем займутся вторым сезоном.

Фото: Hulu