, 2 мин. на чтение

Прерванный сервисом ТНТ-Premier показ «Эпидемии» доказывает, что это едва ли не лучший русский сериал года

, 2 мин. на чтение
Прерванный сервисом ТНТ-Premier показ «Эпидемии» доказывает, что это едва ли не лучший русский сериал года

12 декабря на сервисе ТНТ-Premier вышла пятая серия «Эпидемии» — экранизации романа Яны Вагнер «Вонгозеро», поставленной Павлом Костомаровым.

Через несколько часов эпизод был удален из легального доступа, а пресс-служба сообщила, мол, сериал этот настолько отдельный, что негоже показывать его в ходе «новогоднего беспредела». Показ вроде бы должен продолжиться в феврале следующего года, однако самое загадочное в этой истории не перерыв (такое случается), а именно удаление эпизода, в котором показано вооруженное столкновение деревенских с силовиками. Здесь и нам придется сделать паузу, рассказав вкратце, о чем, собственно, речь.

Итак, Сергей (Кирилл Кяро) живет со своей второй женой Анной (Виктория Исакова) и ее сыном-аутистом в загородном доме недалеко от столицы. Каждая поездка в Москву для него стресс, поскольку визиты сопряжены со встречами с первой женой Ирой (Марьяна Спивак), которая все время скандалит и мешает видеться с общим сыном. Урегулированию разногласий способствует катастрофа: москвичей начинает со страшной силой косить загадочный вирус, превращающий (кажется) зараженных в зомби. Правительство вводит что-то вроде военного положения. Сергей берет обеих женщин, детей и быдловатого соседа Леню (Александр Робак) с женой и дочкой и под руководством своего несколько одичавшего папы (Юрий Кузнецов) едет в Карелию, где болезнь вроде как не достанет.

На российском телевидении в уходящем году как-то не хватало по-настоящему большого проекта, сравнимого с прошлогодним стартом того же «Премьера» — ни «Домашнего ареста», ни «Звоните ДиКаприо» 2019-й нам не подарил. Отчасти это связано и с повышенным вниманием к «Чернобылю» и финалу «Игры престолов». Теперь благодаря не самому приятному поводу таким сериалом может стать «Эпидемия» — и вполне, заметим, заслуженно.

Павел Костомаров начинал карьеру как оператор в русском арт-кино (например, у Бориса Хлебникова), а также документалист и постоянный соавтор погибшего прошлым летом в Африке Александра Расторгуева. Его первые работы на телевидении — постановка «Закона каменных джунглей» и «Чернобыля» по сценариям Ильи Куликова. «Эпидемию» можно считать его первым авторским телепроектом. У нас так и правда не снимают — живая камера, изобретательные решения для каждой сцены, совершенно нездешняя картинка. Отличается от привычного и сам по себе темпоритм — это настоящий кинороман, движущийся вперед без постоянных откатов, которые часто случаются в сериальной драматургии.

В свете внезапного прекращения показа самым важным видится тот факт, что Костомаров в отличие от многих отечественных режиссеров явно хорошо понимает, о чем он говорит. По степени элегичности «Эпидемия» напоминает «Бумер» — обстоятельства точно так же выбрасывают героев на просторы извечного русского «нигде». Но самое любопытное в том, как сериал непредвиденно и точно рифмуется с «Чернобылем». Там авария будто бы становилась следствием работы прогнившей и лживой государственной машины, здесь современная русская жизнь сама собой сгущается в смертельный вирус. Фактически «Эпидемия» едва ли не единственный в этом году российский сериал, говорящий о современности с подобающей остротой и в то же время делающий это максимально доступным языком жанрового кино. Какие-то окончательные выводы до окончания показа, пожалуй, будут преждевременными, однако если речь здесь идет действительно о прямом проявлении цензуры, то этот прецедент наверняка спровоцирует широкую дискуссию. Пока же остается дождаться февраля и сравнить сохраненную (разумеется) в интернете версию пятой серии с той, которая будет выложена на сервисе через несколько месяцев. Ну и, конечно, дождаться финала путешествия героев. В конце концов «Эпидемия» прежде всего просто очень увлекательное кино.

Фото: ТНТ-Premier