, 2 мин. на чтение

Прокачанный Вин Дизель напоминает в «Бладшоте», кто тут у нас главный герой боевика

, 2 мин. на чтение
Прокачанный Вин Дизель напоминает в «Бладшоте», кто тут у нас главный герой боевика

Сейчас в Голливуде снова стало так много актеров, которые как будто (или на самом деле) пришли в кино прямиком с боксерского ринга, что зрители иногда забывают: после выхода в 2000-м «Черной дыры» Вин Дизель первым вернул моду на актеров-качков, когда предыдущее поколение — Брюс Уиллис, Сильвестр Сталлоне, Арнольд Шварценеггер — стало сдавать позиции. Он тогда стал звездой до Дуэйна Джонсона, Джейсона Момоа, Джона Сены и остальных актеров, играющих больше мускулами, чем по системе Станиславского.

Кажется, что «Бладшот» вышел поздновато. Это первая экранизация комикса издательства Valiant Comics. На фоне давней кинобитвы Marvel с DC новый герой с суперсилой от третьего игрока смотрится, как те дети из «Парка Юрского периода», которые уворачиваются от двух дерущихся динозавров. Но фильм оказался гораздо лучше, чем можно решить после просмотра трейлера, и он даже своей простодушной трэшевостью (бюджет 45 млн долларов для экшна такого уровня с кассовой звездой не так чтобы очень велик) выгодно отличается от более высокобюджетных конкурентов.

Дизель играет спецназовца Рэя Гаррисона, которого похищает и убивает эксцентричный жестокий злодей Мартин Экс (Тоби Кеббелл). Но Рэй не умирает, что естественно, потому что он главный герой в только что начавшемся фильме. Он приходит в себя в очень мутной клинике под руководством еще одного сумасшедшего, на этот раз доктора Эмиля Хартинга (в очередной раз упивающийся своей «злодейскостью» Гай Пирс). Хартинг собирает тела покойных солдат и экспериментирует с ними: кому приделает ноги, кому — руки, Рэю же досталась совершенно новая кровеносная система, только вместо крови по его венам текут миллионы так называемых нанитов, позволяющих постоянно быть на связи. Получается смесь Робокопа с Росомахой с выходом в интернет.

По идее Рэй не должен помнить ничего из своей прошлой, настоящей жизни, но воспоминания тем не менее появляются, и вот он уже сбегает из клиники, чтобы отомстить тому самому Мартину Эксу, своему убийце. Но это еще не все — остальные герои тоже скрывают каждый свои мотивы, так что в итоге Рэй сам не будет понимать, в какой симуляции собственной жизни он находится.

Хотя Дизель с его лысиной больше похож на Брюса Уиллиса и в каком-нибудь воображаемом фильме мог бы сыграть его в молодости, все же по месту в современном Голливуде он больше наследует Шварценеггеру, две трети обаяния которого состояли из умения играть неодушевленную железяку. В «Бладшоте» есть темы и «Терминатора», и особенно «Вспомнить все», Рэй постоянно должен спрашивать себя, в какой из реальностей он находится и не манипулируют ли его сознанием. И, конечно, как и герои Шварценеггера, Рэй мучительно ищет свою идентичность, хотя сценаристы ему не помогают с диалогами вроде «Я видел смерть в его глазах. Я убил его», как будто их и правда произносит машина для убийства, которой Рэй, в общем, являлся и до своей ненастоящей смерти.

Поэтому начинаешь смотреть «Бладшота» (в кинотеатрах с 12 марта) с подозрением, что тебя ждет вторичный боевик с моралью о вреде технологий. И это так и есть, но видно, что дебютант в полнометражном кино режиссер Дэйв Уилсон с юмором относится к своему фильму. Иначе не стал бы сам смеяться в конце над необходимостью сделать финал с уезжающими в сторону заката героями.

Фото: СППР

Читайте также