search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Расчетливый Годзилла и корпоративный Конг вместе крушат расчетливые корпорации

, 3 мин. на чтение
Расчетливый Годзилла и корпоративный Конг вместе крушат расчетливые корпорации

Фильм, где Годзилла наконец встретился с гигантской гориллой в киновселенной, в которую вошли две картины о первом и одна — о втором, начинается многообещающе.

Перед нами идеальное утро Кинг Конга — обезьяна просыпается, чтобы принять душ под водопадом, и, кажется, собирается позавтракать. Вырывает с корнем дерево, одним движением освобождает его от веток и…  бросает его в небо, которое оказывается треснувшей крышей-экраном. Кажется, перед нами социальная драма вроде «Шоу Трумана» о том, что не только наша жизнь — это чье-то развлечение, но даже свободные дикие животные живут в своих информационных пузырях-тюрьмах.

К сожалению, на этом интересные идеи авторов «Годзиллы против Конга» (режиссер Адам Вингард в основном специализируется на хоррорах, из которых «Гость» был особенно неплохим) заканчиваются. Первый из перезапущенных в Голливуде «Годзилл» (2014) после версии Роланда Эммериха в 1998-м был интересным дорогим экспериментом — его автор Гарет Эдвардс снял фильм, как если бы его сделал Кристофер Нолан, не развлечение, а почти иммерсивное погружение в момент нападения монстра. «Годзилла 2: Король монстров» (2019) страдал всеми недугами сиквела, и хотя гигантская ящерица сражалась там и с Мотрой, и с трехглавой Гидорой, происходило это преимущественно в темноте, что свидетельствует не о ночном образе жизни этих существ, а о неуверенности в качестве собственных спецэффектов.

Тем временем с Конгом, чья история развивалась параллельно, дела обстояли интереснее. Снятый всего через 12 лет после канонического «Кинг Конга» Питера Джексона, который умеет управляться с кажущимся легковесным коммерческим материалом и превращать его в произведение искусства, «Конг: Остров черепа» (2017) был довольно амбициозным. В отличие от «Годзиллы» в нем играли звезды первой величины Сэмюел Л. Джексон, Том Хиддлстон и Бри Ларсон, свежая после получения «Оскара». Фильм был стилизован под 1970-е годы с ироничными отсылками к «Кинг Конгу» 1976-го с юной Джессикой Лэнг и даже к «Апокалипсису наших дней». Фильм даже пытался сказать что-то серьезное о войне во Вьетнаме, что для коммерческого кино в наше время почти святотатство.

Ничего этого в «Годзилле против Конга» (в кинотеатрах с 25 марта) не осталось. Исчезла стилизация (это хотя бы логично, потому что действие происходит в наше время), а все яркие голливудские звезды, видимо, как и Ларсон с Хиддлстоном, ушли во вселенную Marvel. Времена уже не те, Конг скучает в своем вольере, который ему пытаются выдать за дом, и заводит дружбу с дочкой наблюдающей за ним ученой Айлин Эндрюс (Ребекка Холл) Дзией (Кэйли Хоттл), которая учит его языку жестов. Как раз кстати Годзилла выходит у берегов Флориды, чтобы неожиданно напасть на офис производителя робототехники «Апекс Сайбетроникс». Глава компании Уолтер Симмонс (Демьян Бичир) создает аппарат, позволяющий попасть в подземную Полую землю, где находится энергия, способная справиться с Годзиллой, и уговаривает ученого-неудачника Нэйтана Линда (Александр Скарсгард) первым туда отправиться. Линд едет на Остров черепа, чтобы уговорить свою старую знакомую Айлин прихватить с собой Конга, что логично — он пришел в предыдущем фильме оттуда, и оттуда же к нему проникали опасные змееящеры, его привычная добыча и смертельные враги. Но Годзилла плывет наперерез экспедиции и нападает, когда Конг совсем уж истосковался по хоть какому-то экшну (и зритель тоже!).

Фильм Вингарда, критикующий достижения цивилизации, направленные против взращенных матушкой-планетой существ, поражает как раз своей технологической просчитанностью. Здесь есть все штампы фильма о Конге и все штампы фильма о Годзилле: сумасшедший писатель, которому никто не верит (Скарсгард), одинокая бескорыстная ученая (Холл), жадный делец (Бичир), его дочь-стерва (Элиза Гонсалес), комический гик-задрот (Джулиан Деннисон) с несмешными шутками и обязательный злой гений-японец (Сюн Огури). Конечно, заботящиеся о природе герои доживут до конца и обнимут родителей, а алчные злодеи погибнут от рук своих творений (здесь в Голливуде дебютирует Мехагодзилла, Годзилла-робот), потому что таковы законы жанра уже много десятилетий. Перед нами очередная экологическая сказка, притворяющаяся фильмом катастроф. Это был смысл и «Кинг Конга» 1970-х, и «Парков Юрского периода» 1990-х, и теперь и первой картины, в которой наконец сразились два легендарных монстра (конечно, эти три драки — лучшее, что есть в фильме, иначе совсем не было бы смысла его смотреть). Правда, здесь есть и две смешные сцены: в первой, когда к злодею врываются пытающиеся ему помешать убить Годзиллу подростки, он с издевкой восклицает: «О господи, “Гринпис”! Вы серьезно?», во второй Скарсгард делает Конгу дефибрилляцию целым шаттлом, на котором только что прилетел из центра Земли. Все-таки голливудские сценаристы знают, что даже когда не столько работают для зрителей, сколько продают потребителям скрещение двух кинобрендов, нужно делать это с привычной улыбкой.

Фото: UPI