search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Риз Ахмед в «Столкновении» — антигерой, порожденный эпохой пандемий и паранойи

, 2 мин. на чтение
Риз Ахмед в «Столкновении» — антигерой, порожденный эпохой пандемий и паранойи

Начало «Столкновения» (фильм доступен онлайн с 10 декабря) обещает более или менее стандартный научно-фантастический экшн о начале эпидемии инопланетного происхождения.

Первые кадры на вступительных титрах показывают агрессивных насекомых: богомол хватает лапами сопротивляющуюся жертву, комар садится на кожу и вонзает в нее хоботок, личинка проникает в тело и начинает там обживаться. Почти сразу после этой неприятной возни морпех Малик Хан (Риз Ахмед) будит посреди ночи своих сыновей — 12-летнего Джея (Люсиан-Ривер Чаухан) и 10-летнего Бобби (Адитья Геддада) — и увозит из дома бывшей жены и ее нынешнего мужа. На все расспросы мальчиков он отвечает, что это новая «увлекательная игра», и зрители понимают, что он не хочет пугать их раньше времени. Хан везет сыновей на военную базу в Неваде, потому что, как он говорит, инопланетная инфекция уже заразила половину человечества. Болезнь внешне никак не проявляется, можно только опознать заразившегося, светя ему фонарем в глаза — паразит выдает себя, двигаясь внутри глазного яблока. После стычки отца с полицейским, во время которой Хан оказывает сопротивление стражу порядка, дети (и мы) осознают, что дело серьезно, раз папа нарушил закон, чтобы спасти их от эпидемии. «Коп заражен», — убеждает сыновей Хан. Мы вместе с детьми узнаем все больше фактов о Хане, пока не становится понятно, что никакой эпидемии нет, у главного героя большие проблемы с психикой и, возможно, детям находиться с ним опаснее, чем с матерью среди «зараженных».

Тема обаятельных героев, чью сторону принимают зрители, хотя те нарушают закон и по всем формальным признакам должны считаться преступниками, всегда была кинематографически выигрышна, потому что показывает моральную дилемму — что если человек не прав по общественному закону, но прав по человеческому? Кино не обязано быть на стороне правого, наоборот, оно может быть на стороне человека, который ошибается, если у него были не подвластные ему причины ошибиться.

Эта тема амбивалентности закона и морали интересовала и молодого Стивена Спилберга в «Шугарлендском экспрессе», и Сидни Люмета в «Собачьем полудне», и Ридли Скотта в «Тельме и Луизе». В этих фильмах симпатии зрителей на стороне героев, вольно или невольно нарушивших закон, и этого бы не произошло, если бы они не были комплексно прописаны и показаны. В «Столкновении», так как нам не дается больше никакой информации о Хане, а он держит своих сыновей по большей части в неведении, мы узнаем о его психических проблемах и нарушениях закона со слов полиции и его инспектора по УДО Хэтти (Октавия Спенсер). Часть фильма зрители смотрят, все еще надеясь, что Хан прав.

Англичанину Майклу Пирсу, судя по его полнометражному дебюту 2017 года «Зверь», где речь тоже шла об аутсайдере, которого не хочет понимать общество, близка тема заблуждающихся одиночек, которые обречены плохо кончить. И он нашел для своего героя идеального актера. Риз Ахмед уже в прославившей его роли в сериале «Однажды ночью» пятилетней давности показал, что может на протяжении целого сезона держать в напряжении зрителей, гадающих, виновен все-таки его персонаж Наз или нет. В «Столкновении» Ахмед проецирует на реальность свою навязчивую паранойю и делает свою реальность нашей, пока может по сюжету. «Столкновение», конечно, не настолько важная веха в кино, как «Собачий полдень» или «Тельма и Луиза», но его стоит смотреть хотя бы ради отношений отца с сыновьями. Хан весь фильм убеждает Джея и Бобби в том, что они уже не дети и должны принимать взрослые решения. Очень скоро ему первому придется об этом пожалеть.

Фото: Amazon Prime Video