search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

«Рождество на двоих» понравится любителям новогодней иллюминации, Джорджа Майкла и всплакнуть

, 2 мин. на чтение
«Рождество на двоих» понравится любителям новогодней иллюминации, Джорджа Майкла и всплакнуть

«В жизни нет ничего “нормального”. Это слово вообще опасно», — говорит очень странный парень Том Уэбстер (Генри Голдинг), который, как маньяк, всюду преследует главную героиню «Рождества на двоих» (русский перевод полностью меняет смысл оригинального названия фильма, звучащего как «Last Christmas» — хит, спетый в начале 1980-х Джорджем Майклом еще в составе группы Wham).

«Просто быть человеком уже сложно», — через несколько минут не унимается Том, поглаживая по голове главную героиню Кейт (Эмилия Кларк), и в этот момент зритель думает, что количество банальностей в этом фильме зашкаливает даже для романтической комедии.

Во всяком случае «Рождество на двоих» (в кинотеатрах с 5 декабря) начинается как романтическая комедия (здесь соблюдены все жанровые штампы, включая мамашу-тирана в эксцентричном исполнении Эммы Томпсон и обязательное для любой кинопары «тайное место»), чтобы примерно через час, после душераздирающего сюжетного откровения (о котором, впрочем, можно догадаться задолго), скатиться в самую слезовыжимательную мелодраму, которую вы видели за долгие годы.

Британские ромкомы, выходящие под Новый год, давно стали традицией — вспомните «Реальную любовь» и «Отпуск по обмену». Соавтор сценария и исполнительница роли безумной мамаши, иммигрантки из Югославии (да, в этом фильме бывшие жители балканской страны не делятся на сербов, хорватов, боснийцев и т. д. — они все по-прежнему югославы), Эмма Томпсон решила довести жанр до абсурда. Здесь если Рождество, то нельзя найти квадратный сантиметр на экране, не заполненный переливающимися разноцветными лампочками, а Кейт даже работает в лавке рождественских игрушек, и ее хозяйку зовут Санта (Мишель Йео в очень несвойственной для нее роли).

Кейт — ходячая катастрофа, объясняющая наплевательское отношение к друзьям, родственникам и к себе лично пережитой год назад операцией. Авторы фильма предлагают нам считать недостатки Кейт милой эксцентричностью, и только благодаря Эмилии Кларк, которая умеет быть трогательной (видимо, актриса за последние годы так устала от своей Дейенерис из «Игры престолов», что теперь постоянно играет симпатичных дурочек в легких ромкомах), эту неряшливую эгоистку и пьяницу в принципе можно выносить.

«Рождество на двоих» посвящено Джорджу Майклу так же, как «Mamma Mia» — ABBA, только здесь герои меньше поют, скорее всего, к счастью. Фильм иногда даже пытается сказать что-то серьезное о положении иммигрантов в Лондоне (мамаша-сербка боится, что ее депортируют, но при этом обвиняет в британском шовинизме поляков), а Кейт пытается стать человеком, помогая местному центру для бездомных. Но пресловутый сюжетный поворот, превращающий ромком в мелодраматичный сайенс-фикшн, настолько нелеп, а клише ромкома здесь так избиты, что все неплохо заявленные, но брошенные по дороге идеи растворяются, не успев развиться. Джордж Майкл достоин большего.

Фото: UPI