search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

«Шан-Чи и легенда десяти колец» сражается с драконами из ада и отцом-бумером

, 3 мин. на чтение
«Шан-Чи и легенда десяти колец» сражается с драконами из ада и отцом-бумером

Сила Marvel, позволяющая киностудии, не сбавляя темпа (если не считать пандемию), производить несколько блокбастеров-верняков в год, заключается не только в умении ловко лавировать между историями разных героев или в бесконечности самих комиксовых персонажей.

Она также в том, что, даже отпустив объединявшего киновселенную в единое целое Железного человека, Marvel обновляется за счет социального контекста, внимательно следя за тектоническими изменениями в запросах аудитории, напрямую не связанных с кино и комиксами. Да, Marvel производит дорогие и при этом массовые развлечения, но киностудия также видит себя прогрессивной силой. Мало того, именно в таких случаях — когда она откликается на социальный запрос — у нее получается сорвать джекпот на всех фронтах. Вышедшая три года назад и оседлавшая волну чернокожего протеста «Черная пантера» не только принесла 1,3 млрд в мировом прокате (попав на 12-е место в списке самых кассовых картин в истории кино), но и получила 88 баллов на Metacritic и номинировалась на семь «Оскаров», в том числе как лучший фильм года. Теперь Marvel повторяет тот же трюк с «Шан-Чи и легендой десяти колец», почти все роли в котором играют китайцы, а едва ли не единственный белый здесь — шут в исполнении Бена Кингсли (второй — румынский боксер Флориан Мунтяну, что тоже очень показательно).

Для Голливуда, где высшим проявлением интереса к китайской культуре является переснимаемая с переходящими из версии в версию национальными штампами «Мулан», «Шан-Чи и легенда десяти колец» — серьезный прорыв, но мир давно подавал Голливуду знаки, что готов к первому супергерою монголоидной расы.

Много лет прошло с тех пор, как Китай приоткрылся для Америки в 1994-м и разрешил прокатывать у себя по десять фильмов в год. В 2012-м десять фильмов превратились в 34 в год, а еще через шесть лет китайский кинопрокат впервые обошел американский, став первым в мире. Всего за несколько лет Голливуд фактически сел на иглу китайского кинопроката, снимая фильмы уже с учетом цензурных требований Пекина (в этом смысле еще непонятно, кто на кого культурно влияет больше). И не стоит забывать, что в самих США живут около 5 млн китайцев — неплохая потенциальная аудитория, которая до сих пор была вынуждена смотреть битвы Халка с Локи и надеяться на появление на экранах Шан-Чи, существовавшего в комиксах аж с 1973 года.

Сюжетно 25-й по счету фильм в киновселенной Marvel, снятый гавайцем Дестином Дэниэлом Креттоном, не так чтобы очень оригинален. Венву (Тони Люн), отец Шан-Чи, тысячу лет назад выкрал из древней гробницы десять магических колец, которые дали ему силу, власть и вечную жизнь. Уже в наши дни сын (Лю Сыму) говорит отцу, что не хочет, как он, стать убийцей, и уезжает в Америку, где меняет имя на Шона и устраивается парковщиком. Через десять лет на него нападают подосланные отцом громилы прямо в сан-францисском автобусе и похищают амулет, подаренный ему матерью перед смертью. Шан-Чи летит в Макао, подозревая, что папа задумал неладное. В общем, каждый супергерой или сирота, или у него проблемы с родителями. Шан-Чи и сирота, и у него проблема с родителем.

«Шан-Чи и легенда десяти колец» не стесняется шутить на тему еще вчера процветавшей в Голливуде апроприации китайской культуры. Бен Кингсли играет того самого актера Тревора Слэттери, который в «Железном человеке 3» неудачно выдавал себя за восточного злодея Мандарина. Таким образом новый фильм еще и прорастает в общую киновселенную Marvel, здесь также появляются герои из «Доктора Стрэнджа», который, учитывая также его появление в следующей части о Человеке-пауке, явно рассматривается на место нового предводителя Мстителей, пустующее после смерти Железного человека.

Борьба с прошлыми заблуждениями идет по всем фронтам. В отличие от своего отца, старомодного завоевателя, Шан-Чи не хочет воевать вообще. Это миролюбивый миллениал, довольный своей работой парковщика в Сан-Франциско, противопоставленный предыдущему поколению воинов. Его подруга Кэти (Аквафина здесь исполняет роль Санчо Пансы при Шан-Чи — Дон Кихоте) — совсем уже ассимилировавшаяся в США китаянка, которая любит попеть в караоке «Отель “Калифорния”» и шутить уже на американском поп-культурном материале. Но, попав на родину предков, Кэти берется за лук и стрелы — тут все напоминает о том, что Китай — страна древней богатой культуры, а не поверхностная молодая Америка.

«Шан-Чи и легенда о десяти кольцах» (в кинотеатрах с 2 сентября) расчетливо и виртуозно соблюдает баланс между экшном и драмой, целясь в ум, сердце, чувство прекрасного и желание просто хорошо провести вечер. Удовлетворить последнее ему удается особенно хорошо. Когда смотришь, как Шан-Чи разбрасывает врагов по автобусу, хочется, чтобы эта сцена не заканчивалась никогда. Хотя Marvel и старается показать Китай по-новому, все же лучшее, что пока получается у китайцев в Голливуде — это кунг-фу.

Фото: Дисней Студиос