search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

«Супернова» с Колином Фертом и Стенли Туччи: гей-драма фазы зрелости

, 2 мин. на чтение
«Супернова» с Колином Фертом и Стенли Туччи: гей-драма фазы зрелости

Когда два закадычных друга решают провести время вместе, они едут на рыбалку или договариваются выпить в баре. С кинозвездами все немного по-другому.

Старые друзья Колин Ферт и Стенли Туччи решили провести пару месяцев в английской провинции, потому что играют прожившую 20 лет вместе гей-пару. Писатель Таскер немного ворчлив и капризен, и Туччи в этой роли как будто компенсирует для себя все эти десятилетия, когда его использовали в кино как комика на второстепенных ролях, как в «Дьявол носит Prada» или «Голодных играх». Интровертный стоик, пианист по профессии Сэм (после долгих лет в амплуа супергероя для интеллектуалов Ферт может себе позволить немного отойти на второй план и реагировать на игру партнера, у которого более выигрышные реплики) иногда дразнит Таскера, но за этим сквозит нежность, выработавшаяся за все эти годы (которые не показаны на экране, хотя обычно в таком кино не обходится без флэшбэков).

«Супернову» можно назвать роуд-муви. Таскер и Сэм едут в старом фургоне по Англии. У них сразу две цели — нужно навестить сестру Сэма и ее мужа (она стелет гостям в детской спальне брата, что становится поводом для уютных шуток про ширину подростковой кровати), а потом доехать до городка, где у Сэма концерт. Но, возможно, это и последняя их поездка вместе — у Таскера прогрессирует болезнь Альцгеймера (хотя ее ни разу не называют в фильме), и он с растущим отчаянием следит за ее проявлениями.

Тема жизни с человеком, больным деменцией, время от времени появляется в кино, чтобы показать боль умирания и одновременно неизбежность конечности жизни, с которой особенно трудно расставаться, если поздние годы скрашены настоящим чувством. В «Айрис» Джим Бродбент ухаживал за Джуди Денч в роли страдавшей болезнью Альцгеймера Айрис Мердок, Джулианна Мур получила «Оскар» за роль жены и матери, узнавшей о страшном диагнозе, во «Все еще Элис», а Хелен Миррен увозила постепенно впадающего в забытье Дональда Сазерленда в Кей-Уэст, где жил и работал его кумир Хемингуэй, в драме «В поисках праздника». Видимо, когда все возможные способы показать эту тему в гетеросексуальных союзах были исчерпаны, пришло время для геев. Гей-кино, начинавшееся в 1970-х как истории о протесте против враждебного к ним общества, прошло долгий путь. Стало понятно, что геи, в молодости любившие анонимный секс и клубы, оказались еще более консервативными, чем гетеросексуалы. Таскер и Сэм — идеальная пара, постоянно нуждающаяся в тактильном подтверждении нежности и заботы. Провинциальные родственники и старые друзья Сэма не встречают его партнера Таскера враждебно или с иронией — это давно позади — а, наоборот, искренне пытаются скрасить его состояние.

Туччи и Ферт играют, конечно, потрясающе, и «Супернова» (в кинотеатрах с 11 марта) красиво решена операторски — герои едут в белом фургоне по пустынным каньонам, по-осеннему окрашенным в зеленый, желтый, красный и коричневый. Это камерный фильм, где вроде бы несущественные бытовые частности показаны в соответствии с самым важным, что есть в жизни. Наверное, молодой режиссер Гарри Маккуин, для которого «Супернова» всего лишь второй фильм, не совсем понимает отношения людей, несколько десятилетий проживших вместе. Вернее, эта тема для него скорее умозрительна и поэтому показана слишком идеально, «как в кино». Таскер вовремя говорит правильные слова о своем нежелании превратиться в овощ, Сэм в ответ произносит тоже правильные слова любви и готовности к самопожертвованию. Но от фильма, названного в честь взрывающейся перед смертью звезды, ждешь больше яркости и энергии. «Супернова», наоборот, настолько деликатно показывает конец жизни, будто боится потревожить зрителей слишком мрачными мыслями. Но тема картины предполагает появление таких мыслей. Фильм предназначен для взрослых людей, они видели и не такое.

Фото: World Pictures