, 2 мин. на чтение

«Свистуны» Корнелиу Порумбою — лучший повод снова влюбиться в румынское кино

, 2 мин. на чтение
«Свистуны» Корнелиу Порумбою — лучший повод снова влюбиться в румынское кино

Румынская новая волна — один из важнейших киноманских фетишей начала тысячелетия.

По знанию фильмов Кристи Пую и Кристиана Мунджиу люди в нулевых вполне всерьез вычисляли «своих». У зрительского большинства в свою очередь фильмы типа «Смерти господина Лазареску» или «Сьераневады» вызывали в лучшем случае вежливое недоумение. Медленное кино, снятое длинными планами, в котором как бы ничего не происходит, конечно, открывало дверь в своеобразное румынское зазеркалье, но для длительного пребывания там требовалась все-таки определенная подготовка. Корнелиу Порумбою в этом ряду всегда выгодно выделялся. «Полицейский, имя прилагательное», «Сокровище» — эти фильмы, конечно, сильно выделялись на фоне мейнстрима, но в то же время говорили с вполне явной ироничной интонацией и дарили людям в зрительном зале эмоции, адекватные цене билета.

В своем новом фильме «Свистуны», премьера которого состоялась в прошлом году в Каннах, Порумбою радикально меняет правила игры. Уже первые кадры могут сбить привыкшую к фестивальному кино публику с толку — за кадром бренчит такой знакомый «The Passenger» Игги Попа. В кадре — один из главных актеров румынской волны Влад Иванов. Он играет полицейского Кристи, который по недомыслию угодил в нешуточный переплет. Тихая, спокойная работа в Бухаресте (включающая ряд коррупционных бонусов) была прервана роковой красоткой Джильдой (Катринель Марлон). Она втянула Кристи в авантюру, суть которой в двух словах не опишешь. Однако скажем, что целью является десяток миллионов, а для достижения поставленной задачи Кристи среди прочего предстоит прибыть на Канары и овладеть секретным языком племени гуанчи — тем самым свистом, в честь которого названа картина.

Уже беглого пересказа достаточно, чтобы понять, что никакой облупившейся экзистенцией или тягучей социалкой здесь и не пахнет. С точки зрения сюжета «Свистуны» (в кинотеатрах с 20 февраля) — авантюрная комедия в духе чуть ли не «Одиннадцати друзей Оушена». Есть, конечно, в этой формуле и некоторые поправки, все-таки Бухарест не Лас-Вегас. Здесь несколько иной темпоритм, меньше трюков, больше не слишком явной иронии. Последнее, как уже было сказано, родовая черта фильмов Порумбою. Однако режиссер этот из тех шутников, что острят с пулеметной скоростью, но ни в коем случае не меняют каменного выражения лица — примерно так же, как почти не меняет его все более и более растерянный герой фильма.

Сила Порумбою не только в мастерском построении сюжета, но именно что в ритме речи. С одинаковой невозмутимостью он снимает перестрелки и селит героя в отель «Опера», где в образовательных целях круглосуточно орет «Каста Дива». Наблюдать за этим странно, но больше все-таки увлекательно — настолько ловко действие скачет между флешбэками, настолько обаятельными получились эти странные, но смутно знакомые по воспоминаниям о соцлагере герои. В этом смысле «Свистунов», пожалуй, можно сравнить с заслуженным российским телехитом — «Ва-банком» Юлиуша Махульского, который тоже по-свойски обходился с классическими штампами фильмов про ограбления. Со знанием классики у Порумбою, кстати, тоже все в порядке: «Свистуны» напичканы цитатами (Джильда тут, конечно, не случайна). Причем добавлены они настолько умело, что после просмотра хочется немедленно отправиться пересматривать «Искателей» Джона Форда. Ну а главное, что, несмотря на экзотическую натуру и изощренную режиссерскую манеру, в этом фильме все равно проскальзывает что-то крайне родное — возможно, Порумбою наконец нашел идеальный киноязык для стран Восточной Европы. Может быть, и в России его находки кому-нибудь пригодятся.

Фото: Русский Репортаж