, 2 мин. на чтение

«Та еще парочка» Шарлиз Терон и Сет Роген считают, что в Белый дом пора вернуть здоровый секс

, 2 мин. на чтение
«Та еще парочка» Шарлиз Терон и Сет Роген считают, что в Белый дом пора вернуть здоровый секс

Новая романтическая комедия Джонатана Левайна одновременно может напомнить гениальные голливудские ромкомы Говарда Хоукса и Эрнста Любича, наследницей которых она очень хочет быть, и при этом смотрится современной версией «Римских каникул». Или, если хотите, «Красоткой» наоборот.

«Та еще парочка» (в кинотеатрах с 27 июня) начинается со сцены, где журналист газеты The Brooklyn Advocate Фред Фларски (Сет Роген) под прикрытием собирает материал на фашистскую организацию, что довольно опасно, учитывая, что он еврей. Хорошо сделав свою работу, Фред возвращается в редакцию и узнает, что родное издание прибрал к рукам желтый издатель Паркер Уэмбли (почти неузнаваемый Энди Серкис). Это как если бы Иван Голунов пришел в офис и обнаружил, что его новый хозяин — Арам Габрелянов.

Фред, чьей журналистской вершиной можно считать заголовок «Двухпартийная система сосет два члена», остается без работы, но, к счастью, встречает свою бывшую няню Шарлотту Филд (Шарлиз Терон), которая теперь ни много ни мало госсекретарь США (всем бы таких бывших нянь) и кандидат в президенты — нынешний, бездарный идиот в исполнении Боба Оденкерка, мечтает поскорее уйти с поста, чтобы стать кинозвездой круче Джорджа Клуни. Шарлотта — идеальная современная успешная женщина: ноль личной жизни (если не считать флирта с премьер-министром Канады в уморительном исполнении Александра Скарсгарда), работает круглые сутки, ставит будильник на 3.35 и научилась спать стоя с открытыми глазами даже в самолете.

Слово за слово, Шарлотта предлагает Фреду работу спичрайтера в своем предвыборном штабе. В его обязанности входят, помимо прочего, путешествия по всему миру и просмотр «Капитана Америки» в московской гостинице на русском. Вскоре у них начинается бурный служебный роман, и встает вопрос: до какой степени влиятельная женщина будет терпеть рядом ленивого неудачника, а неудачник — мириться с амбициями влиятельной женщины.

В «Римских каникулах» все закончилось несчастливо, но реалистично — долг оказался важнее чувств (тут еще надо помнить, что героиня Одри Хепберн была принцессой, что усугубляло положение, а Шарлотта, пусть она и американская селф-мейд-принцесса, все же не обязана выходить замуж за равного по крови). Но прошло больше полувека, и Шарлотта живет в мире, где звездой можно стать после выложенной в интернете порносъемки — ее трудно шантажировать даже в жестком мире политики. В фильме много шуток про положение женщины в современном мире, где равенство между полами приплетают для галочки (президент называет своего госсекретаря Шарлоттик), а нормального мужика днем с огнем не сыщешь, и все же Шарлотта достаточно умна и уверена в себе, чтобы не идти на компромиссы в политике (вернее, сценаристы «Той самой парочки» хотят жить в такой реальности). Отношения — совсем другое дело. Без компромиссов у влиятельной женщины и ленивого неудачника ничего не получится, даже если их объединяет любовь к фильму «Замороженный калифорниец».

Фото: Централ Партнершип