search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Таблетка для путешествий в прошлое и мужская дружба: чем так привлекательна «Грань времени»

, 2 мин. на чтение
Таблетка для путешествий в прошлое и мужская дружба: чем так привлекательна «Грань времени»

За последнее десятилетие с лишним Marvel отнял первые места в бокс-офисе у бывшего рекордсмена — старого доброго сайенс-фикшна.

Прошли времена, когда чистый голливудский научпоп был лидером проката. Теперь, когда «будущее наступило», а бесконечные сиквелы «Терминатора» один хуже другого (некоторым фильмам давно уже не помогает даже участие Уилла Смита), молодые режиссеры хотят быть скорее как Ридли Скотт, на чьего «Бегущего по лезвию бритвы» Дени Вильнев снял три года назад продолжение, а не на Джеймса Кэмерона с его гигантоманией и кассовыми рекордами. Во многом это еще заслуга Алекса Гарленда, чья картина «Из машины», изучавшая грань между роботом и человеком, считается одним из лучших научпоп-фильмов в истории кино.

Именно такое кино снимает тандем авторов «Грани времени» (в кинотеатрах с 26 ноября) Джастин Бенсон и Аарон Мурхед — любопытную научную фантастику, которая гораздо удачнее называется в оригинале: Synchronic. Речь идет о «дизайнерском», легально продаваемом наркотике, с помощью которого можно путешествовать во времени. Сам период, к сожалению, выбрать нельзя. Так как действие происходит в Новом Орлеане, то герои оказываются то в болоте с аллигаторами во времена конкистадоров, то вообще в ледниковом периоде с обязательным мамонтом на горизонте.

Двое врачей скорой помощи Деннис (Джейми Дорнан) и Стив (Энтони Макки) приезжают на очередной вызов вроде бы передознувшихся наркоманов и выясняют, что исчезла Брианна (Элли Иоаннидес), дочь-подросток Денниса. Стив принимает «Синхроник», отправляется в прошлое искать Брианну и записывает путешествия, превращая свой опыт в целый проект. Так постепенно «Грань времени» из триллера превращается в философский сайенс-фикшн с хорошими, к счастью, диалогами. Самые интересные сцены здесь даже не те, в которых Стив бегает от принявших его за Святой Дух сектантов, а посиделки с другом в стриптиз-клубе за бутылкой пива.

Стив и Деннис вроде бы полные противоположности. Один черный, второй белый, первый продолжает прожигать жизнь и после сорока, второй остепенился, давно женат, с двумя детьми с разницей в возрасте 18 лет. Но эти их различия (иногда кажется, что Бенсон и Мурхед списали своих героев с классической пары белого и черного полицейских, как, например, в «Смертельном оружии») и есть самое интересное. Что-то их держит вместе даже после работы — наверное, та самая возможность просто поговорить о смысле жизни («Миром правят стечение обстоятельств, шанс и случай», — говорит Стив, а Деннис его утешает: «Тебе повезло, что ты не нашел любовь. Для тех, кто нашел, все уже позади, остается только рутина»).

Стив помогает Деннису вернуть дочь не только буквально, но и символично — если следовать логике авторов фильма, нас делают людьми альтруистичные поступки, когда мы просто помогаем другим и не ждем ничего взамен. Так жанр сайенс-фикшна выживает в мире, когда поход в кино кажется опасным — привлекая нас не дорогими спецэффектами (которые в случае снижения посещаемости кинотеатров все равно не окупятся), а пытаясь пронести в жанр человеческие проблемы и чувства. По похожему пути пошли авторы другого свежего сайенс-фикшна — вышедшего в августе «Моего создателя».

У «Грани времени» есть недостатки — в первую очередь схематичные характеры: положительный герой, оступившийся друг, уставшая ворчливая жена и трудная подросток-дочь. Но главная мысль фильма — в истории человечества не было периода, когда оно жило в ладах с самим собой и можно было бы чувствовать себя в безопасности — стоит того, чтобы потерпеть неряшливую прописанность персонажей.

Фото: Наше Кино