search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

«Тор: Любовь и гром» Тайки Вайтити сводит Marvel к шутке

, 3 мин. на чтение
«Тор: Любовь и гром» Тайки Вайтити сводит Marvel к шутке

В новой, четвертой по счету части кинокомикса Marvel про викингов в космосе есть одна неплохая мысль, насколько вообще могут быть мысли в глупых детских кинокомиксах.

Главный злодей, убийца богов Горр (бывший Бэтмен Кристиан Бэйл), и любовный интерес Тора, земная женщина Джейн Фостер (Натали Портман вернулась в четвертый фильм, пропустив третий), одновременно используют силу волшебного оружия (некромеча, убивающего богов, и молота Мьёльнира соответственно), и она же истощает их и ведет к гибели. Другими словами, то, что делает нас сильнее, нас убивает, а не наоборот. Будем считать это первым плюсом фильма. А вот остальные:

Плюсы:

— пять лет назад режиссер и сценарист Тайка Вайтити полностью перелопатил мир Тора, который ко второй части, вышедшей в 2013-м, под руководством режиссера Алана Тейлора превратился в героя мрачной драмы. Собравший в мировом прокате больше предыдущих фильмов, а именно 854 млн долларов, «Тор 3: Рагнарёк» показал, что Вайтити умеет быстро и органично переходить от драмы к комедии и обратно, задав новый золотой стандарт для Marvel;

— Тор — ветеран Marvel, по количеству сольных фильмов (четыре) он обогнал Железного человека и Капитана Америку и в общей сложности появился в девяти частях Marvel, если считать «Мстителей». За это время он успел потерять мать, отца, брата и весь родной Асгард, влюбиться в ученую Джейн Фостер, расстаться с ней, сдружиться со Стражами Галактики, растолстеть, похудеть и снова вернуться в строй. В наше время, когда супергерои надоедают после двух-трех фильмов, это уже достижение, и надо отдать должное Крису Хемсворту — он по-прежнему пытается сделать своего героя интересным, несмотря на то что изначально у него было не так много материала, с которым можно работать;

– Кристиан Бэйл говорит, что согласился сыграть главного злодея Горра, убийцу богов, чтобы произвести впечатление на собственных детей. И хотя его герой получился скорее визуально отсылающим то к Носферату, то к Смерти из «Седьмой печати» Бергмана, чем страшным, его лозунг «Убить всех богов» можно назвать второй зрелой мыслью «Тора 4». В кино супергерои заменили богов, которых люди когда-то создали, но со временем все больше от них отрекались. В XX веке комиксовые супергерои стали ручными полубогами для детей, кумирами, которые «по-настоящему» защищали людей в течение их земной жизни, а не обещали им вечную жизнь после смерти. Боги стали функциональными, способными решать реальные проблемы людей. Наверное, поэтому фильмы о супергероях идут в прокате лучше, чем, например, фильмы о богах Древней Греции, о которых кино давно забыло;

— не надо недооценивать Олимп. В «Торе» в роли Зевса появляется очень смешной корпулентный Рассел Кроу, который олицетворяет собой распад власти и ее никчемность. Древнегреческие боги давно потеряли власть над людьми, утверждает Тайка Вайтити, потому что погрязли в удовольствиях и коррупции и утратили связь со своей паствой, или, если перевести в политическую плоскость, электоратом. «Тор» вышел в прокат за несколько дней до объявления Борисом Джонсоном об отставке после того, как он устраивал вечеринки на Даунинг-стрит в разгар драконовских ковидных ограничений для сограждан. В интерпретации Вайтити легко увидеть параллели между выдуманным Асгардом и сегодняшней реальностью — людям не нужны кумиры и небожители, им нужны правители, которые будут решать их проблемы. В любом случае противостояние супергероев и олимпийских богов — благодатная тема, не терпится посмотреть, как Зевс и его древнегреческая команда надерет зад Стражам Галактики (или наоборот);

— если не считать грустную романтическую линию с Джейн Фостер (хотя на самом деле у Тора гораздо более интересные любовные отношения с его двумя молотами — старым и новым), все настроение «Тора 4» можно назвать развеселым безобидным хулиганским кэмпом — это хороший контраст после мрачного марвеловского «Доктора Стрэнджа», вышедшего в мае.

Минусы:

— легкость, с которой смотрится фильм, быстро превращается в легковесность. Чем больше Крис Хемсворт валяет дурака, тем меньше он походит на супергероя и все больше — на комического персонажа. Иногда кажется, что смотришь не «Тора», а пародию на него;

– «Тор: Любовь и гром» тужится показать свою прогрессивность в эпоху после #MeToo. Вместо Тора теперь в Новом Асгарде заправляет Валькирия (Тесса Томпсон), которая намекает товарищу на свои лесбийские наклонности: «Мы с тобой выступаем за одну команду», но это та смелость, которая находится в строгих рамках инфантильного кино для детей, на большее рассчитывать не стоит. И Джейн Фостер (Натали Портман) теперь размахивает молотом Мьёльниром вместо Тора, но эта эмансипация выглядит запоздало после «Черной вдовы» и «Чудо-женщины». Никакой смелостью здесь не пахнет, сейчас супергероиня, сражающаяся на поле боя наравне с мужчинами, скорее общее место, чем прорыв;

— «Тор: Любовь и гром» вышел в прокат США 8 июля. В России его можно посмотреть только онлайн у пиратов.

Фото: Walt Disney Studios

Подписаться: