search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

В «Играх шпионов» Бенедикт Камбербэтч ради спасения мира от Хрущева то и дело ходит на балет

, 2 мин. на чтение
В «Играх шпионов» Бенедикт Камбербэтч ради спасения мира от Хрущева то и дело ходит на балет

Иногда в своем желании удивить неожиданным ходом Голливуд настолько искажает историю, что в вышедших десять лет назад «Людях Икс: Первый класс» Карибский кризис разрешали мутанты.

Слава богу, в случае с «Играми шпионов» (в кинотеатрах с 18 марта) речь идет о реальной истории и людях, в первую очередь об Олеге Владимировиче Пеньковском, полковнике ГРУ Генерального штаба Вооруженных сил СССР, герое Великой Отечественной, который на протяжении двух лет передавал ЦРУ и МИ-6 в том числе сведения о размещении ракет на Кубе и был за это расстрелян как предатель в 1963-м. Пеньковского играет Мераб Нинидзе, который после ролей в «Шпионском мосте» Спилберга и сериале «Родина» стал главным актером постсоветского пространства, к которому обращается Голливуд, когда снимает истории о советском прошлом и/или работе разведок.

Все же главная роль здесь у Бенедикта Камбербэтча, играющего заглавного курьера (в оригинале «Игры шпионов» называются The Courier, видимо, наши дистрибуторы не стали переводить дословно, чтобы зрители не приняли фильм за перевыпущенного в прокат «Курьера» Шахназарова). Гревилл Уинн был британским торговым агентом, которого знакомый из МИ-6 Дики Фрэнкс (Энгус Райт) и агент ЦРУ Эмили Донован (Рэйчел Броснахэн) уговорили передавать донесения Пеньковского в начале 1960-х, когда Хрущев решил разместить на Кубе ракеты средней дальности. Между англичанином и русским завязывается дружба, Уинн начинает возить из Европы дочери Пеньковского Марии (в фильме почему-то Нине) куклу Барби, а советский номенклатурщик в ответ — игрушку-ракету сыну Уинна Эндрю. Пеньковский мечтает сбежать из СССР и поселиться в штате Монтана, которая напоминает ему родной Владикавказ. Но полковником руководила не только мечта стать настоящим западным ковбоем. Его по-настоящему пугала маниакальность Хрущева, с которой тот подвел мир к ядерной войне, и их с Уинном желание по-настоящему спасти человечество от катастрофы выглядит искренним и даже романтичным. Другое дело в цене, которую за такую подпольную деятельность заплатили англичанин и русский — она была неравной.

К счастью, наконец вроде бы у западных кинематографистов начало получаться показывать СССР без той нелепой клюквы, которая превращала почти каждую их историческую драму о нас в фарс. Советских героев, даже водителей и вышибал на заднем плане, играют русские (или русскоязычные) актеры, а у Марии Мироновой и Кирилла Пирогова довольно большие роли. Несмотря на очевидно более выигрышную позицию американцев и англичан по сравнению с Пеньковским, которого могут расстрелять в любой момент, в отношении него нет никакого снисхождения или насмешки — его дружба с Уинном взаимна и бескорыстна. Оба, правда, слишком часто ходят в Москве вдвоем на балет, что намекает на скудность развлечений в СССР 1960-х, но так ведь оно и было.

Уинн в данном случае интереснее сценаристу фильма Тому О’Коннору и режиссеру Доминику Куку, чем Пеньковский, по очевидной причине — он любитель, случайный виновник исторических событий и невидимый герой, спасший (или нет?) нас с вами. В фильм, правда, не попало продолжение этой истории. Разоблачение Пеньковского привело к увольнению начальника ГРУ Ивана Серова и в свою очередь к ослаблению позиций Хрущева. Уже через год страну возглавил Брежнев, а зарвавшегося генсека отправили на пенсию за «многочисленные ошибки».

Есть и другой аспект сюжета о торговом агенте, вдруг помимо своей воли превратившемся почти в Джеймса Бонда (который, кстати, как раз в эти годы впервые появился на экране). Жена Уинна, Шейла (Джесси Бакли), замечает, что ее муж стал подозрительно хорош в постели, но одновременно начал срываться на сыне. Ей лезут в голову нехорошие мысли об измене, но, конечно, она и подумать не могла, что такие метаморфозы происходят с людьми, которые помогают изменять другим, только родине.

Фото: «Белые ночи»