search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

В «Исчезнувшем» Джеймс Макэвой уныло спасает сына из рук каких-то неудачников

, 2 мин. на чтение
В «Исчезнувшем» Джеймс Макэвой уныло спасает сына из рук каких-то неудачников

У бывших супругов Эдмонда и Джоан (Джеймс Макэвой и Клер Фой) пропал семилетний сын Итан (Макс Уилсон). Родители приезжают на место исчезновения ребенка, в детский лагерь где-то на Северо-Шотландском нагорье, и вместе с полицией и добровольцами отправляются прочесывать лес. Эти сцены как никакие другие уместны в эпоху пандемии: полицейский инструктирует людей идти по лесу на расстоянии двух метров друг от друга — как раз столько рекомендуется во время социального дистанцирования.

Упоминание пандемии не случайно — «Исчезнувший» (в кинотеатрах с 14 октября) был снят в разгар ограничительных мер. Джеймс Макэвой получил несколько страниц сценария, в остальном перед ним стояла задача импровизировать — совсем как в предыдущем фильме 2017 года французского режиссера Кристиана Кариона «Мой сын» с тем же сюжетом («Исчезнувший» — его англоязычный ремейк), где сына искал герой Гийома Кане. Идея обоих фильмов заключалась в том, чтобы исполнитель главной роли, имея только синопсис и общие указания режиссера, реагировал на повороты сюжета своими действиями и репликами. В случае с «Исчезнувшим» эксперимент скорее провалился. Большую часть фильма Джеймс Макэвой в одиночестве идет по следу, который вроде должен привести его к сыну. Это не очень интересное зрелище — то, что должно было стать живым экспериментом, меньше всего смотрится живым. Наоборот, без сценария это смотрится скучно, учитывая, сколько фильмов о героях поневоле, делающих работу полиции вместо нее, уже было снято (Лиам Нисон на этом фактически сделал отдельную карьеру, достаточно вспомнить трилогию «Заложница» с его участием).

И все же Карион вроде хочет сказать нам, как изменился мир за то время, пока существует жанр боевика с героем поневоле, обычным человеком, которого обстоятельства заставляют браться за топор или что еще есть под рукой. Раньше Мел Гибсон или Клинт Иствуд вершили правосудие, потому что полиция, на которую в других ситуациях все же можно было положиться, оказывалась бессильна или просто работала слишком медленно и лениво. В «Исчезнувшем» инспектор Рой прямым текстом говорит Эдмонду, что похищение его сына наверняка связано с его работой (Эдмонд ездит в Иран и другие опасные точки, так как связан с нефтяной промышленностью), и, кроме того, звонили из Глазго и Лондона и приказали не вмешиваться. Мы живем в такое время, как будто прямо говорит нам Карион, когда полиция даже не стесняется признаваться в том, что умывает руки. Теперь герой не просто делает работу полиции, она даже охотно ему эту работу перепоручает.

Эдмонду ничего не остается, кроме как, подхватив с земли кусок железной трубы, пойти в одиночку на похитителей сына. У него просто нет выбора. Можно не верить в то, что обычный и почти безоружный клерк способен выйти победителем в схватке с несколькими вооруженными бандитами, но в этом и есть допущение кино — выдавая себя за импровизацию, «Исчезнувший» жестко направляет нас к счастливому финалу в соответствии с принадлежностью к своему жанру. Значит, рамки у этой импровизации все-таки есть, раз установленные и не подлежащие пересмотру. В этом главный недостаток фильма — нарушив профессиональные правила сюжетостроения, он показывает нам такой результат, будто правила существуют, и зритель покидает кинозал, чувствуя себя обманутым.

Фото: Экспонента